Ибрагимов Михаил Иванович

Бессмертный полк

Вахит Ибрагимов рассказывает о герое своей семьи.

ibragimov-mihail-ivanovich

Ибрагимов Михаил Иванович родился 12 января 1918 года. Призван в ряды Вооруженных сил СССР в 1939 году. Службу проходил на Дальнем Востоке в звании старшего сержанта. Участвовал в войне с Японией. После окончания Второй мировой войны был демобилизован.

Имеет награды: «Орден Отечественной войны», медаль «За победу над Японией», юбилейные медали.


Мои герои: Григорий Немков и Федосья Немкова

Бессмертный полк

Наталья Момзикова рассказывает о своих дедушке и бабушке — фронтовике и труженице тыла, сделавших общую Победу ближе.

moi-geroi-grigorij-nemkov-i-fedosya-nemkova

Мой дед — Немков Григорий Дмитриевич. Родился 23 февраля 1919 года в с. Дуван Дуванского района Башкирской АССР. Был призван в ряды Советской Армии на Дальний Восток, там его и застала Великая Отечественная война с Японией. Прослужил 7 лет, был кавалеристом конной дивизии. После окончания ВОВ вернулся домой, на Родину. Награжден Орденом Отечественной войны 2 степени и юбилейными медалями ко Дню Победы.

Моя бабушка — Немкова Федосья Петровна, труженица тыла.  Родилась 13 мая 1925 года в с. Дуван Дуванского района Башкирской АССР.  Во время ВОВ 16-летней девчонкой работала шофером, перевозила грузы на железнодорожную станцию. Награждена Орденом «Материнская слава» 2 степени, 3 степени, юбилейными медалями ко Дню Победы.

Вместе они вырастили и воспитали восьмерых детей.


Бронников Прокопий Алексеевич: вся его жизнь — подвиг

Бессмертный полк

Учитель, библиотекарь, заведующий клубом и фронтовик — о жизни и подвиге Прокопия Бронникова рассказывает его внучка Наталья Нарышкина.

bronnikov-prokopij-alekseevich-vsya-ego-zhizn-podvig

Мой дед по линии отца, Бронников Прокопий Алексеевич, родился в 1909 году. На его долю выпало сложное и трудное время: в детстве он, деревенский паренек, пас кулацкий скот. А когда пришла Советская власть, он одним из первых вступил в сельскую ячейку Российского комсомола. В 18 лет его уже избрали председателем колхоза.

После окончания учительских курсов, он стал работать учителем, был назначен заведующим школой в селе Савватеево. Вскоре его приняли в ряды Коммунистической партии, а в начале войны он уже работал замполитом в Бишигинской МТС. Затем учился в Чите в партийной школе, а после – на курсах командиров.

Когда началась Великая Отечественная война, многие товарищи Прокопия Алексеевича уходили на фронт, а курсанты партийной школы, неоднократно писавшие письма Сталину с просьбой снять с них бронь и отправить на фронт, получали отказ на свои просьбы. После окончания партийной школы он вместе с группой товарищей вновь подаёт заявление с просьбой зачислить его в действующую армию. «Просим послать нас, коммунистов на Ленинградский фронт», – писали ребята. Но добровольцев послали не на фронт, а на дальневосточные рубежи.

Не пришлось ему воевать на Западе. В августе 1945 года в составе войск Советской Армии старший лейтенант, парторг роты Прокопий Бронников освобождал Южный Сахалин от японских оккупантов и за проявленный героизм был награжден орденом Славы и медалью «За отвагу».

Когда оставались считанные дни до капитуляции империалистической Японии, вражеский снаряд разорвался рядом с ним и его полностью засыпало землей. Только на следующий день его нашли. Он был ранен осколком в полость живота и тяжело контужен.

После долгих и томительных месяцев лечения в госпитале в 1946 году лейтенант запаса, мой дед Прокопий Алексеевич, вернулся в родное Забайкалье. Дети не узнали в этом исхудавшем, постаревшем человеке своего веселого, пышущего энергией отца.

В райком партии он пришел на костылях.
– Я коммунист. Прошу дать работу.

Трудно было в послевоенные годы: не хватало техники, а главное – кадров. Но Бишигинская МТС, где работал мой дедушка парторгом партбюро, успешно справлялась с любыми задачами. Его редко можно было застать в кабинете, чаще всего его можно было увидеть на полевых станах, в мастерских, словом, он всегда был там, где люди, где решалась судьба урожая.

Однако раны вскоре напомнили о себе. Однажды, это случилось в 1950 году, поздним вечером он возвращался домой по проселочной дороге, он тогда жил с семьей в соседнем селе Савватеево. Вдруг перед его глазами поплыли темные круги. Ему показалось ,что кто-то сильно ударил его по голове. В бессознательном состоянии его доставили в районную больницу, но местные врачи не смогли оказать ему необходимую помощь.

На помощь Прокопию Алексеевичу прислали врача из областного центра – Читы. Врач прилетел на самолете и увез его в областную клинику. Когда наш герой пришел в себя, он едва мог видеть и полностью лишился слуха.

После восстановления он не смог сидеть дома без работы, и ему предложили работать заведующим клубом в селе Савватеево. Его организаторские способности, умение подойти к людям, увлечь их, а главное – любовь к делу помогли деду Прокопию превратить некогда отсталый клуб в подлинный очаг культуры, который стал известен во всей области.

Но работать в клубе было нелегко, и он попросился в библиотеку. В короткий срок библиотека стала лучшей в районе: читательские конференции, доклады, беседы, лекции, выставки использовались в его работе. Мой дед был желанным гостем на полевых станах, фермах, чабанских стоянках.

За свою работу дедушка был награжден значком Министерства культуры «За отличную работу» и многими грамотами. В послевоенные годы он был депутатом сельсовета, заместителем секретаря парторганизации, активным селькором.

Забыв о своих проблемах со здоровьем, и продолжая трудиться, он пытался скрывать свое недомогание. Но слишком тяжелым оказалось ранение. Война догнала его через 17 лет в 1962 году, а было ему всего лишь 53 года…

В семье осталось семеро детей: старший сын, мой папа Виктор, был уже женат и имел двоих детей, поэтому у меня в памяти остались воспоминания о посещении библиотеки, в которой тогда работал мой дедушка. Наверное, это стало главным в выборе моей профессии: окончив училище культуры и институт культуры, вот уже 40 лет я работаю в культуре, из них 20 лет в библиотеке.


Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой…

Бессмертный полк

Наталия Гаврилова попросила учеников подготовить заметки о героях войны в их семьях, и результат не оказался неожиданным — каждую семью затронула Великая Отечественная война, в каждой семье свой герой. И о каждом из них мы можем прочитать в этой статье.

net-v-rossii-semi-takoj-gde-b-ne-pamyaten-byl-svoj-geroj

«Самое дорогое и священное, что отец передает сыну, дед внуку, одно поколение другому, — это память…»
(Из «Всероссийской книги памяти»)

Великая Отечественная война – это героическая страница в биографии не только России, но и большинства семей, вынесших суровые испытания военного лихолетья. Потому что история семьи — это неотъемлемая частица истории народа. Для того, чтобы быть достойным гражданином своей Родины сегодня, мы не вправе забывать героев своей семьи, тех, кто отстаивал для нас Великую Победу, кто её приближал.

Миссия нашей жизни – сохранение  памяти о людях, живших в то страшное время и внёсших свой вклад в победу над фашизмом в годы Великой Отечественной войны.

Толстошеин Григорий Дмитриевич

Толстошеин

В Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. принимал участие Толстошеин Григорий Дмитриевич. Он родился 14 февраля 1914 года в г.Тамбов. Когда началась война, ему исполнилось 27 лет. Осенью 1941 его забрали на фронт. Дома его осталась ждать жена, а вскоре родилась дочь. Он был артиллеристом, носил звание старшины. У него было два ранения. В начале 1942 года, сражаясь под Москвой, он получил первое осколочное ранение в ногу. Вместе с другими солдатами шел в наступление и не сразу заметил, что ранен. Обратил внимание на свою раненную ногу, когда сапог был весь в  крови.  В 1943 году  воевал на 2-м Украинском фронте. И снова у него было ранение, но гораздо более тяжелое. Пуля попала в легкое, началось сильное воспаление. Его даже положили в сарай с погибшими солдатами. Однако утром врач заметил, что он живой и принялся за его лечение. Чудом он начал поправляться. Затем его отправили в госпиталь в столицу Армении – Ереван. Там он оставался на лечении до конца войны. Григорий Дмитриевич вернулся домой после войны, в село Большая Липовица, в 1945 году и за это я его на малой родине считают  героем!  Он дожил до 80 лет. Умер 26 августа 1994 года.

Попов

Черкашин  Дмитрий Иванович

черкашин

Черкашин Дмитрий Иванович родился 23.02.1922 года в с. Александровка, Сосновского р-на, Тамбовской обл. Военная служба началась с 12.06.42 года.  Призван Когановическим Районным военкоматом Новосибирской области. Служил в составе 150 стрелковой дивизии с июня 1942 по декабрь 1942 года. 12.12.1942 года  был ранен в правую руку  в бою под городом Белый. Почти полгода  находился на лечении  в госпитале. Уволен в запас с 10.04.1943 по болезни. Награжден медалью Жукова, медалью 50-летия Победы и Орденом Великой Отечественной войны I степени.

Липатов Петр Федорович

липатов

Липатов Пётр Фёдорович родился в Пичаевском  районе Тамбовской области в 1911г. В 1941 г в возрасте 30 лет он был призван на защиту своей Родины.

Служил рядовым в 120 гвардейском мотострелковом полку, где был обучен военной профессии – пулемётчика.

В 1942 г. был направлен бойцом разведовательно-диверсионного отряда на  Смоленщину, в подчинение партизанского отряда «Тринадцать». Когда его обучили подрывному делу, был отправлен на подрыв железнодорожных путей в Могилёвскую область Белоруссии.

Погиб при освобождении г. Костюковичи 24 сентября 1943 года.  В деревне Норкино Могилёвской области есть школа-музей, посвящённая героям и участникам Великой Отечественной войны и фамилия воина высечена на обелиске славы.

Имя Липатова Петра Фёдоровича внесено в Книгу памяти героев Тамбовской области 1995 г на странице 98.

Малина Мария Прокофьевна

Малина Мария Прокофьевна с 1943 по 1945 годы участвовала в Великой Отечественной войне в звании младший сержант, командир отделения 1083 зенитного артиллерийского полка Вооружённых сил СССР. В 1945 году принимала участие в Битве за Берлин. За храбрость, стойкость и мужество награждена:

  • орденом Отечественной войны II степени
  • медалью «За взятие Берлина»
  • медалью «За победу над Германией»

С гордостью и уважением Тамбовщина хранит память о ней.

Верещагина Полина Николаевна

верещагина

Верещагина Полина Николаевна участвовала в Великой Отечественной. Она родилась 15 мая 1923 года в селе Нижнее Нащёкино Бондарского района. На войне Полина Николаевна сначала была телефонисткой, а затем радисткой в 81-й калинковичской краснознаменной ордена Суворова стрелковой дивизии.

Участвовала в Сталинградской битве, битве на Курской дуге, прошла от Орла до Берлина по суровым фронтовым дорогам. Не раз попадала под ураганный огонь, под бомбёжку. Два раза засыпало землёй в окопе: дважды, полуживую, откапывали её друзья. Не раз ползла по линии с телефонным проводом, восстанавливая связь.

Полина Николаевна проявила себя незаурядным бойцом и была награждена за свои ратные дела двумя орденами Красной Звезды и двумя медалями «За боевые заслуги». Приказом Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза товарища Сталина, объявлена благодарность за участие в боях, форсирования Днепра и овладения городами: Коло, Лодзь, Франкфурт, Кепеник, Вандлитп, Гдыня и др.

Как воевала, так и трудилась Полина Николаевна – с полной отдачей сил, с энтузиазмом. 28 лет проработала она бухгалтером, и к боевым наградам прибавился орден Трудового Красного Знамени. Полина Николаевна занесена в книгу почёта магазином № 51 Горпищеторга.

Труженики тыла

Павельева

Защищали Родину не только на фронте, но и в тылу. Без них не состоялась бы наша победа! К таким труженикам относится Павельева Мария Михайловна. Родилась Мария Михайловна в 1921 году. С 1942 года по 1948 годы работала за Уралом, в Екатеринбурге, на строительстве электростанций и плотин для эвакуированных заводов.


Работая над проектом в школе №1 «Школа Сколково-Тамбов», мы сделали вывод, что в каждой семье были свои герои, участники Великой Отечественной войны. У каждого из них был свой путь, своя история.

За наше счастье храбро бились деды
Освобождали сёла, города
Они победы над врагом добились,
И мы их не забудем никогда
Пусть нас минуют горести и беды
За подвиг благодарны мы святой
Хотя уж 73 года Дню Победы
Но этот праздник вечно молодой!


Солдат Победы: Рассудов Георгий Федорович

Бессмертный полк

Тамара Рассудова — о непростом пути отца-фронтовика, его ранении и послевоенной жизни.

soldat-pobedy-rassudov-georgij-fedorovich

Ночь… Близится рассвет. За окном шумит ветер. И хотя середина марта, чувствуется, что ночь была морозной. Слышно, как вздыхает и ворочается в соседней комнате отец: опять ноют фронтовые раны, а голову переполняют воспоминания. Они бурлят, накладываются одно на другое, сменяются как кадры кинофильма. А этот кинофильм – прожитая жизнь.

Стоп, кадр! … И перед глазами картина трудного босоногого деревенского детства. Второй сын в семье. А за ними Павлом и Георгием — двумя старшими братьями – как грибы из лукошка сыпались братишки и сестренки. Целый десяток. Самый младший из братьев родился в сентябре сорок первого, когда уже грохотала война, а самую младшую свою сестру, которой было уже несколько месяцев, он увидел впервые, когда вернулся с фронта. Сестра родилась в декабре сорок пятого.

Вспоминается лицо матери, ее теплые, слегка шершавые руки, которые не так часто прикасались к его вихрастой голове: домашняя работа, маленькие дети и ежедневная забота, чем их накормить. А помнится она больше всего вынимающей из русской печки ухватом чугунок, из которого доносился аромат постных щей или картошки. А если   пекла хлеб, то просыпались от его дразнящего запаха, и с радостью и нетерпением ждали той минуты, когда все усядутся на лавку вокруг стола и отец начнет резать и раздавать еще горячие ломти хлеба.

Хлеб!… Хлеб! Его всегда хотелось. И когда сидел на уроках в школе, и когда учился в ФЗО, а потом работал стрелочником на станции Боготол, и на фронте. Хлеб и молоко для отца всю жизнь были главными лакомствами.

— А ведь скоро день рождения. Семьдесят девять! А там и рукой подать до Дня Победы. Снова увижу односельчан-фронтовиков. Каждый год их все меньше и меньше. И опять появилась мысль, которая мучает уже не один год: «А все ли я успел сделать?». И вроде бы спокоен за свои дела и поступки: дети выросли, но вот не сберег своего младшенького, – мысленно корит он себя, – болезнь проклятая подкосила его в самом расцвете сил. Внучатам – продолжателям рода – надо еще помочь, уж больно поздно они появились и еще сейчас малы: Алексею – двенадцать, Антону – десять (это дети умершего сына). Растить их еще да растить. Надо еще сил набраться да подольше пожить, а тут и на самого болезнь напала.

— Дети у нас с Валентиной – хорошие: трудолюбивые, что на работе в почете, а нам помочь так и просить не надо, сами знают. Когда в деревне жили, с двенадцати лет помогали сено коровушке на зиму заготовить, и это было до тех пор, пока с женой в город не переехали. И здесь всегда помощь от них, не то что у некоторых… Правнучка подрастает, в канун пятьдесят второй годовщины Победы родилась, но не увидела ее Валентина, без тепла и заботы которой я уже восьмой год.  А какая хорошая хозяйка была: дети ухожены, в доме чисто. Особенно любила хлеб стряпать. И такого вкусного хлеба не было ни у кого! Мастерица была: вязала, вышивала, а от швейной машинки не оторвать было. Обшивала не только семью, но и всех деревенских женщин. До сих пор дочь хранит скатерть, связанную крючком еще в конце сороковых годов. Валентине в детстве тоже много испытаний выпало. Война началась, ей только четырнадцать исполнилось. На всяких крестьянских работах пришлось работать.

А мысли уже опять вернулись в далекий сорок шестой. Вот он молодой, хоть и израненный, но живой вернулся в свое родное сибирское село. На груди сияет орден Красной Звезды и медали. В первый же вечер на деревенской вечеринке приглянулась девушка.

— Кто такая? Своих всех знаю, хоть за годы войны и молодежь подросла. Глаза —  большие, голубые, длинная коса. Пошла плясать – одно загляденье. Обходительная, приветливая, отличается от местных. Вот бы мне такую жену! Покорила с первого взгляда и запала в душу солдату незнакомка.

А через несколько дней привел в родительский дом молодую жену Валентину – так звали понравившуюся ему девушку. Приглянулась она и родителям. Даже суровый свекор души в ней не чаял. Ведь годков-то всего восемнадцать, а какая хозяюшка: все умеет делать, а все, что приготовит из еды, свекор не нахвалится. Все делает с добром, удовольствием и уважением.

123

Оказалась Валентина из села Ильинка, находящегося за сорок верст от Алтата. В холодную зиму сорок шестого года не хватило корма для скота, и гурты перегнали в Алтат, а их сопровождали скотники и молодая повариха. Вот так и свела судьба….

Года не хватило до золотой свадьбы… В горле – комок, на глазах – слезы, но хорошо, что еще темно и никто не видит. А впереди день: уколы, таблетки. Подвело здоровье ветерана! Ох, как не любит он залеживаться в постели.

Так бы и  подскочил бодренько, хочется что-то во дворе поделать, но врачи запретили. Но не могут они запретить живому человеку думать. И опять нахлынули воспоминания. Почему-то вспомнился первый бой:

— Танки прорвали  оборону  километров на двадцать вглубь и  в ширину километра на два, мы за ними, и утром оказались в «мешке». Ничего не  понять, где передний край? Бьют со всех сторон, отовсюду! Окопавшись,  заметил: в  метрах ста —  нас обходят немцы. Доложил командиру, и открыли мы огонь вплоть до картечи,  атака была отбита.  Командиром батареи был  старший лейтенант Болдин. В этом бою погиб  ездовой Мустафин из Казани.  Смерть товарища, которого потерял в первом бою, переживал очень тяжело. В последующих боях это было как-то  по-другому.  За этот  первый бой  был представлен  к первой правительственной награде — медали «За  отвагу».

А вот и картины другого боя, в котором  взял на себя обязанности командира орудия, когда тот погиб  в разгаре боя.  Перед  этим боем,  в сентябре  1944 года,  был принят в кандидаты ВКП (б), а после партсобрания — сразу в бой. При передислокации на марше справа  появились два танка и открыли огонь. Развернув орудие к бою,  открыли огонь по противнику. Один танк подбили, а второй повернул обратно и скрылся в лесу. Этим было обеспечено продвижение вперед и успешное завершение боевой операции.

За  проявленные храбрость, находчивость и мужество в этом бою был награжден орденом Славы III степени и удостоен звания старшего  сержанта.

Накануне великого праздника с шестого на  седьмое  ноября 1944 года командиром дивизиона была поставлена задача: поддержать разведку, которая  пойдет за «языком», На нейтральной полосе было выбрано место для огневой позиции, и, как только стемнело, орудие  было установлено. Начальник разведки, старший лейтенант Золотовский, предупредил,  что у  немцев установлен на переднем крае пулемет, надо не дать ему  вести огонь. С задачей артиллеристы справились. Огонь был  ураганным, немцы подключили и минометы. Разведчики вернулись через полчаса  с фельдфебелем — «языком». Но потери в живой силе не было, и весь расчет был представлен к правительственным наградам, а командир орудия, старший сержант Георгий Федорович Рассудов, —  к ордену Красная Звезда.

…Вспоминаются боевые товарищи, неизвестные деревни, хутора, вот уже и земля Германии, и вдруг среди всего этого месива войны слышится знакомый голос, и как из тумана возникают родные черты. Так это же Павел!?  Павел! Павел!. Их взгляды встретились, и через какой-то миг они в объятиях друг друга. Так братья встретились в Берлине. А на Павла в семью уже давно пришла похоронка: «… ваш сын Павел Федорович… в бою за социалистическую родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был…»…На войне не погиб, а вот в мирное время погиб от рук бандитов, не дожив четырех месяцев до своего шестидесятилетия.

Павел — братишка, как мы с тобой отмечали этот дорогой всем праздник – день Победы! Да и Шура к нам всегда присоединялся: пацан  был, когда война началась, поэтому не хлебнул тягот военных дорог, но любил слушать наши рассказы. А, сколько песен мы успевали перепеть? … «Эх, дороги, пыль да туман…»,  «Расцветали яблони и груши, поплыли туманы над рекой, выходила на берег Катюша…», «Темная ночь, только пули свистят надо мной…», « …вспомню я пехоту и родную роту и тебя за то, что дал мне закурить…», «Вьется в тесной печурке огонь…»,  «Где же вы теперь, друзья – однополчане?». И звенели  голоса до позднего вечера и лились слова песен от самого сердца и  из самых сокровенных уголков души. Спокойно становилось и радостно.  А, потом, когда не стало братьев, мне помогала внучка Марина и своим детским голоском старательно выводила: « Темная ночь. Ты у детской кроватки не спишь…»… Не пропали эти совместные песни с внучкой даром, окончила она музыкальную школу, пела в молодежной группе, а теперь  уже студентка, будущий юрист.

И опять мысли перенеслись в сорок первый… Хоть, и не с самого начала войны воевал, но лиха-то хватил. Когда началась война, работал на железной дороге старшим стрелочником – на стратегическом объекте –  и была бронь, поэтому на фронт не брали. Вспоминаются бессонные ночи, холод, постоянное чувство голода: так бы и припал к крынке теплого молока и съел целую буханку хлеба, но, ни того, ни другого не было, да и родители далеко — в деревне. А мимо пролетали эшелоны на запад, которые увозили новых бойцов на фронт, и душа рвалась вместе с ними, но нельзя было покинуть свой пост.

114
1940. ФЗО. Станция Боготол. Друзья :Рассудов Георгий (справа), Махновский Семен.

Прошение о призыве на фронт только в начале 1943 года увенчалось успехом.  26 февраля 1943 года Назаровским райвоенкоматом был призван в армию, и после двух месяцев нахождения в учебной батарее 45мм пушек получив звание сержанта, некоторое время сам обучал призывников. Службу начал в отдельном 404-м истребительном дивизионе 391-й стрелковой дивизии наводчиком 45 мм орудия.

Воевал на Втором Прибалтийском фронте, участвовал в разгроме Курляндской группировки. (Курля́ндский котел сложился осенью 1944-го года, когда западная часть Латвии осталась под оккупацией германских войск группы армий «Север»). Немецкие войска были зажаты между Тукумсом и Либавой двумя советскими армиями, остальные ушли на более активные фронты. Война шла к завершению, к тому времени были взяты Кенигсберг, Данциг, балтийское побережье в Померании.  Курляндскую   группировку отделяли от Германии сотни километров территории. Лишь в апреле 1945 года советское командование стало накапливать силы для решительного штурма остатков группы армий «Центр». До капитуляции 9 мая 1945 года велись ожесточенные бои, но линия фронта продвигалась лишь на несколько километров).

Во многих боях побывал, все и не вспомнишь, но в одном из них, который проходил четвертого января 1945 г был ранен и находился на излечении в эвакуационном госпитале № 4927 г. Калинин (Тверь) с 23 февраля 1945 года по 15 апреля 1945.

12345
Рассудов Георгий (в центре нижнего ряда)

После госпиталя был признан годным только к нестроевой службе и направлен в трофейный батальон.  Там получил травму и в феврале 1946 года был комиссован. И хотя было предложение продолжить воинскую службу, не захотел он связывать свою судьбу с нею, а рвался домой, к мирной жизни и   земле. А на память о войне, произошедших событиях и наступившей мирной жизни увез он снимки, которые сделаны 24 февраля 1946 года в одном из фотосалонов города Эрфурт. В этом городе располагался батальон, в котором служил. (Фотографии на обложке статьи)

…А потом была длинная дорога домой: ведь от центра Германии через Германию, Польшу, Советский Союз, проехав более шести тысяч километров нужно было добраться до родного дома, который находился в Красноярском крае. Вез велосипед, который был выдан за хорошую службу и на который имелся документ, разрешающий его провоз по территории Советского Союза (хранится в семейном архиве). А как же долго он потом служил мне: и свою дочку долго на нем возил в специальной корзинке, и по работе в соседние деревни ездил, а в свободное время — на рыбалку, а потом и сыновья успели на нем покататься.

112233
Семья. Зима 1956 г.

Тяжелые были годы после войны. Своего жилья не было, жили с Валентиной в съемных комнатах, дети появились только через пять лет. В конце пятьдесят второго года умирает отец, на руках у матери остались еще трое несовершеннолетних детей, пришлось нам с Валентиной и с маленькой дочкой переехать к ней, чтобы помочь растить сестер и брата. Младшим заменил отца, слушались во всем. Семья пополнилась еще двумя сыновьями. Жили тесно, но дружно. Работал в торговле, а Валентина — с детьми.  Хотелось своего жилья. Мужики деревенские зимой помогли срубить сруб для будущего дома, но весной стал продаваться, через два дома от родительского дом, поэтому сруб продали и купили этот дом.

…А вот, наконец – то, семья переезжает в свой дом, потихоньку покупаются   кой-какие вещи и мебель; подрастают дети: своих трое да сестренка младшая, так как мать умерла через год после того, как мы переехали в свой дом. Хозяйство завели: корову, поросят, овец, курей.

Очень тяжелые были шестидесятые годы: на трудодни получали мало, муки не было, хлеб приходилось стряпать из размоченных макаронных изделий, которые достать тоже было невозможно, а налоги платить надо было в срок.

Но и это пережили. Дети хлопот не доставляли — учились хорошо, а сестренка после восьмилетки поступила в сельхозтехникум на бухгалтера в город Ачинск. После окончания техникума, устроилась на работу, вышла замуж. Дети выросли, сыновья отслужили в армии: Анатолий служил в авиации стрелком-радистом, Николай — связистом на Камчатке.

Велосипед сменил мотоцикл, а потом и машина. Дети выросли. Дочь высшее образование получила. Уже и внуки учатся в институтах. Все хорошо. Богато не жили, но все есть…

 

Не удалось отцу победить болезнь, и в конце мая 2002 года его не стало. Еще на одного ветерана войны стало меньше. Он сполна выполнил свою миссию и живет в наших сердцах:

Уходят ветераны на покой.
И если честно –  мало тех осталось,
Кто помнит главный в жизни бой
И тыла жгучую усталость.

2003


Девушка в солдатской шинели

Бессмертный полк

На фотографии вы видите героиню моей зарисовки: апрель 1945 года, молодая, красивая Федора Селиванова, её юность выпала на тяжкие годы войны.

devushka-v-soldatskoj-shineli

В далёком и грозном 1942 году, когда фашистские полчища рвались вглубь страны, по призыву ЦК ВЛКСМ девушки комсомольцы-добровольцы были направлены в Уфу, где формировался первый фронтовой комсомольский эшелон девушек Башкирии. Далеко позади остались их родные сёла. По боевому «пути» одной из них мы  и пройдём. Жизнерадостная, с задорным огоньком, умевшая сплотить вокруг себя молодёжь, отличавшаяся от других односельчан не только своими озорными песнями и плясками, но и умением отлично трудиться. В своём селе она заведовала избой-читальней, и поэтому всегда была в курсе тех событий, которые происходили на фронте. До них доходили нерадостные известия о тяжёлых боях на фронтах. В село пришла уже не одна похоронка. Враг бросал на фронт всё новые и новые силы, рвался вглубь  СССР, захватывая новые территории и разоряя города и сёла. И Федора ловила себя на мысли, что её место там, на фронте, где сможет принести ощутимую пользу своей Родине. Она начала штурмовать военкомат своими заявлениями о немедленной отправке на фронт добровольцем. Её терпеливо выслушивали, обнадёживали, но вновь и вновь отправляли  на рабочее место. И только в апреле 1942 года получила повестку.

Мечта сбылась. Но какие мечты у юности?  Конечно же, — совершить подвиг.

И вот она в Уфе, в составе колонны девушек-добровольцев, направлявшихся на фронт. До железнодорожного вокзала  шли под звуки духового оркестра. Провожала девушек вся Уфа. Все осознавали, что не всем будет суждено пройти тем же маршрутом после войны… Едва закончился митинг, была дана команда на построение. Загремел духовой оркестр, и колонна двинулась по уфимским улицам к железнодорожному вокзалу. Чеканя шаг, девушки выводили песню: «Дан приказ ему на запад, ей в другую сторону. Уходили комсомольцы на Гражданскую войну…».

До Сталинграда ехали две недели: железная дорога была забита военными составами. На крупных станциях загружались продуктами, иногда остановки были в степи или в лесу. В пути не было ни одного конфликта, ни одного нарушения дисциплины. Девушки чувствовали необычайную ответственность и были переполнены патриотическими чувствами.

— 10 мая прибыли в Сталинград, — вспоминала Федора Григорьевна. – Встретил он нас настороженный, притихший, приготовившийся к схватке. На лицах горожан мы не видели улыбок, не слышно смеха и люди разговаривали вполголоса. Какая-то тревожная тишина висела над городом. Враг превратил Сталинград в руины: горы железа, камни от разрушенных домов.

Сталинград. Девушки из Башкирии влились в армию защитников города. Сразу же на вокзале их распределили по воинским частям. Они занимали места в войсках ПВО, приобретали специальности зенитчиц, разведчиц, радисток, прожектористов, связистов.

После прохождения курса молодого бойца и принятия присяги Федора Селиванова начала свою службу разведчицей в 10-м батальоне ВНОС (воздушные наблюдения, оповещение, связь). (Вспомним девушек из произведения Б. Васильева «А зори здесь тихие…»). В чём заключалась её так называемая «работа»? На первый взгляд ничего особенного (хотя в военное время всё было очень важно).  От них, разведчиц, зависело очень многое: они по звуку определяли принадлежность самолёта, высоту полёта и в каком направлении он движется. С их наблюдательного поста передавали сведения зенитчицам, по одному звуку работающих моторов безошибочно могли определить приближающийся к позициям фашистский «Юнкерс» или «Хейнкель» и никогда не спутать с нашим ТБ-3… Какими они были? Мягкими, упрямыми, жесткими, добрыми, целеустремленными? Наверное, все эти качества вместились в один характер. Кто измерит, какой вклад внесли эти девушки в Победу? Массовый их приход в войска ПВО позволил высвободить и направить на передовую значительные подразделения солдат. Появление девушек в войсках принесло туда и нечто другое. Они своим примером добавляли мужества и храбрости солдатам. Рядом с женщиной, особенно на фронте, солдат не мог быть слабым.

Учили мгновенно ночью по гулу, днем по силуэтам в небе определять, летят свои или чужие. Разведчицы должны были увидеть, услышать воздушную цель раньше всех. Без ошибок определить принадлежность самолета и четко доложить командиру зенитной батареи о количестве самолетов в группе, сколько групп, тип самолетов, курс, высоту полета. Это и есть разведка воздушной цели. Казалось, усвоить это невозможно. Но командиры успокаивали: «Ничего, налетов с дюжину переживете, научитесь!».

Разведчицы воздушных целей стояли в особых окопах, вырытых для наблюдения. Стояли в полный рост, голова — на уровне земли, глаза, не отрываясь, смотрят через бинокль в небо. Выдержать можно было в таком положении не больше двух часов. Потом смена. Но после смены, не отдыхая, они подходили к зенитчикам и таскали ящики с пудовыми снарядами. А их было в ящике по четыре.

— Боевой пост, — продолжает свой рассказ Федора Григорьевна, — состоял из 5 девушек, расстояние до следующего поста было 5-6 км. Всю работу выполняли сами: восстанавливали связь, повреждённую во время бомбёжек, рыли себе землянки и «ямы подслушивания»: когда невозможно с поста определить звук самолёта, спускались в эту «яму», где бруствер задерживал все звуки, в том числе и звук самолёта. Кроме всего прочего готовили и котлованы, в которых проходили многочасовые наблюдения. Бывало, что уставали глаза, немели руки от постоянного напряжения. Всё своё «имущество» приходилось тащить на себе: катушка, кабель, противогаз, лопата, граната РГД, граната ручная, патронташ, вещмешок.  Это сейчас думаю, как же мы всё это таскали на себе, ведь было нам всем всего 18-19 лет. Но мы понимали, какая ответственность на нас лежит, и не роптали. Фашистские самолёты сбрасывали мины и листовки с призывом: «Сдавайтесь! Вы окружены!» Но никто не верил этому и надеялся, что скоро наступит перелом и погонять нечисть с нашей земли. Ежедневно выбывали из строя бойцы и прибывшие девушки, на их место заступали другие.

Что такое Сталинград осенью и зимой 1942 года? Об этом историки написали многочисленные тома.

Сталинград1942

По мере приближения вражеских войск к Сталинграду со всех наблюдательных точек девушек стягивали ближе к фронту. Но уже до начала великого сражения многим не суждено было вернуться в город. Были случаи захвата в плен: диверсанты переодевались в формы командиров Красной Армии и, ничего не подозревавшие, девушки попадали в лапы фашистов. С дрожью в голосе вспоминает Федора Григорьевна, что тот, кто всё время находился в Сталинграде во время осады города, никогда не забудет Сталинград в руинах, вспышки ракет, зарево пожарищ, грохот разрывов.

Немецкие самолеты тучами пытались прорваться к Сталинграду, они хотели стереть Сталинград с лица земли. Но каждый раз небо прорезали лучи прожекторов, которыми управляли девушки. Метались в небе вражеские самолеты и, сбитые по точной наводке, падали вниз. Сколько самолетов не долетели до цели? Подсчитать невозможно.

Федора Селиванова и многие другие девушки из Башкирии служили в 62-й армии под командованием генерал-лейтенанта (впоследствии ставшего Маршалом Советского Союза) В.И. Чуйкова. 10-й батальон ВНОС  был рассредоточен на Мамаевом кургане. Даже при произнесении этих слов веет героическим, бесстрашным и историческим.  Это высота вошла в сводки информбюро и, как сказал В.Боков «в том кургане похоронена война».

— Враг понимал, — продолжает свои воспоминания Федора Григорьевна, — что, завладев Мамаевым курганом, он будет господствовать на Волге и для достижения этой цели не жалел ни сил, ни средств. Мы, в свою очередь, понимали, что во что бы то ни стало должны удержать Мамаев курган. На нас враг сбрасывал авиабомбы, долетали артиллерийские снаряды, но приказ командира батальона Дмитрия Комова всегда выполнялся: с поста ни на шаг. Мы и не задумывались о том, что можем погибнуть в любую минуту. Даже во время сильных снегопадов здесь земля оставалась чёрной, словно только что вспахали.

Высота 102-я врезалась в сознание Федоры Григорьевны и осталась на всю жизнь. Здесь, в Сталинграде, на Мамаевом кургане, на этой высот е ковалась её ненависть к врагам, отсюда началась её героическая военная биография, которая повела её, юную разведчицу, по дорогам, ведущим в Белоруссию. Отличник ПВО Федора Селиванова продолжала свою «работу» в г. Барановичи. Здесь она так же «охотилась» за вражескими самолётами, делала всё то, что требовали от неё условия военного времени.

Каждой третьей девушке из того эшелона девушек-добровольцев не удалось вернуться домой. Это о них, о комсомолках из Башкирии писал в своих воспоминаниях Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский: «Когда я думаю, что совершил народ в те суровые годы, меня особенно восхищает стойкость советских женщин. На их долю выпали жестокие испытания в таком неженском деле, как война»

Свой победный 1945 год она и встретила в Белоруссии. Демобилизовалась только в сентябре 1945 года. Встречу молодого бойца Красной Армии помнят до сих пор: стройная, красивая, с многочисленными наградами на груди. Было чему позавидовать: вернулась домой, в своё родное село, сумев выйти из ада войны живой и невредимой, сохранить себя, не ожесточиться от всего увиденного и пережитого. После суровой войны Федора Григорьевна заняла достойное место в жизни. Искренней и сердечной, принципиальной, жизнерадостной, живо интересующейся всем новым, — такой она запомнилась.

Три года, как говорится, от звонка до звонка прослужила в армии: шагала дорогами войны, вынесла на своих плечах все тяготы фронтовой жизни.

— Главное, что сохранила наша память, так это то, что у нас всегда было чувство уверенности в победе, — говорит Федора Григорьевна. — Мы не считаем себя героями, мы лишь ответственно выполняли работу, которая на нас была возложена.

Может быть, её спасло то, как горячо желали ей земляки возвращения, провожая на фронт, может быть, спасли их слова напутствия и любви, посылаемые вслед уезжающим матерями. Она вернулись и, вливаясь в мирную жизнь, трудилась уже на трудовом фронте. А в 1946 году с фронта вернулся Фёдор Асанбаев, который всю войну крутил баранку. И как узнать, кто же из них первым зажёг огонь любви (прим. автора: свои чувства, бережное отношение друг к другу они сохранили до конца своей жизни).

Под стать своей мужественной жене был и Асанбаев Фёдор Матвеевич, который в мирное время стал Героем Социалистического Труда, Кавалером орденов Ленина и Октябрьской Революции. Эти награды Фёдор Матвеевич делит со своей супругой, которая стала его верным и преданным спутником на всю жизнь. И их жизнь, скреплённая навсегда взаимным уважением, повторяется в детях и внуках.