Как психологически подготовиться к ЕГЭ: советы Минздрава

Прямой диалог

Главный внештатный специалист по медицинской психологии Минздрава России Юрий Зинченко рассказал, как подготовиться к сдаче экзаменов.

kak-psihologicheski-podgotovitsya-k-ege-sovety-minzdrava

Прежде всего, по его мнению, важно не перегружать организм физически.

Школьники, родители и учителя должны помнить о том, что отдых и восстановление сил — «такая же важная задача, как выучить ещё несколько параграфов учебника», уверен психолог.

«Типичные симптомы, которые должны заставить школьника закрыть учебник: становится очень сложно запомнить вроде бы привычный объём информации, внимание всё время отвлекается на посторонние предметы, не получается вспомнить то, что ещё вчера прекрасно знал, задачи решаются исключительно шаблонным способом или ставят в тупик, появляются ошибки, и очень хочется поесть, поболтать, погулять», — пояснил специалист.

По словам Зинченко, рекомендуется делать перерывы в занятиях не реже одного раза в два часа. Чтобы отвлечься и «перезагрузить» память, внимание и мышление, лучше заполнить перерыв активными упражнениями, ходьбой, небольшими физическими нагрузками, считает психолог.

Самый важный элемент в успешной борьбе со стрессом, по мнению Зинченко, — наличие поддержки в семье.

По его словам, многие родители уверены, что в период подготовки к ЕГЭ нужно ужесточать родительский контроль и ограничивать ребёнка. Однако резкая смена взаимоотношений может привести к дополнительному стрессу, считает психолог.

«Накануне экзамена, когда у ребёнка обостряется переживание неуспешности, необходимо особенно обратить внимание на наличие безусловной любви и принятия в семье. Желательно в целом избегать оценочных суждений. При этом можно подбодрить рассказом о собственных неудачах, которые, например, в дальнейшем привели к приобретению бесценного опыта или получению желаемого», — уверен Юрий Зинченко.

Он также отметил, что поддержка подростка перед сдачей ЕГЭ должна исходить от учителей и друзей.

«В период больших эмоциональных и физических нагрузок для подростка крайне важно ощущать стабильность и определённость жизненной ситуации, чтобы чувствовать почву под ногами и защищённость. Экзамен, как стрессовый период, при наличии поддержки со стороны близких людей позволяет нам открыть свои внутренние ресурсы и выработать подходящие стратегии совладания с трудными ситуациями», — заключил психолог.

Источник: RT


Как правильно работать с трудными подростками

Прямой диалог

Педагог-психолог Екатерина Солоненко представляет полное руководство работы с трудными подростками: от диагностики до коррекции поведения.

Истоками проступков и правонарушений несовершеннолетних являются отклонения в поведении, которые наблюдаются еще в раннем детстве. И при стечении неблагоприятных обстоятельств роста и развития ребенка в конечном итоге приводят к стойкой недисциплинированности и отставании в учебе. Задержка развития, правило сообразного поведения, неумение подчиняться требованиям соответствующей деятельности (игровой, учебной) со временем вырастают в нежелание считаться с общественными нормами.

Особенности личности ребенка характеризующегося противоречивостью развития – это: во-первых, непродуктивность, затруднительность учебной деятельности и взаимоотношений; во-вторых, особенности поведения:

  • подражание отрицательным примерам:
  • реакция компенсации или замещения своей несостоятельности в деятельности и отношениях с окружающими;
  • реакция увлеченности игрой или удовлетворением других интересов и потребностей в неразумных пределах;
  • реакция приспособления или подчинения мнению других;
  • реакция ухода из-под опеки, лишенная самостоятельности;
  • наличие неблагоприятной обстановки в семье.

В-третьих, доминирующее негативное эмоциональное состояние дезорганизующее ребенка, делающее его педагогически трудным.

kak-pravilno-rabotat-s-trudnymi-podrostkami-1

Наиболее распространенными методами диагностики психического развития детей с трудностями в учении и поведении являются такие как: наблюдение за детьми в ходе учебных занятий, изучение каждого ребенка как индивидуальности в контексте его жизненных условий, тщательная фиксация различных форм поведения свидетельствующих о плохой приспособленности ребенка к школе.

Самое главное в диагностике — получить не просто фиксацию «зон отставания», структуры дефекта, а структурный анализ динамики становления личности, в контексте которого определяется место и значение дефекта.

В зависимости от основных причин, вызывающих негативные проявления в поведении учащихся школы, проводится психокоррекционная работа.

Первую группу представляют подростки, причиной трудновоспитуемости которых, являются отклонения в развитии эмоционально-волевой сферы. Для выявления детей требующих медицинской помощи проводится работа, основанная на предварительных гипотезах вытекающих из анализа психолого-педагогических наблюдений и, анализа соответствующих психолого-диагностических методик.

В работе с детьми, имеющими отклонения в поведении по медицинским показаниям, проводятся консультации, разъяснительная работа с учителями с родителями и одноклассниками. Также проводится коррекция отдельных форм поведения, как части общего процесса лечения ребенка. Оказывается помощь классному руководителю в поисках соответствующих способов включения больного ребенка в жизнь классного коллектива.

Вторую группу составляют подростки, у которых сопротивляемость требованиям учителя вызвана неверными формами воздействия педагога на ученика. Трудновоспитуемость такого рода является ситуативной и подростки этой группы не нуждаются в специальных воспитательных мерах. Что касается педагога, то ему необходимо пересмотреть свою позицию и найти выход из создавшейся ситуации. То есть учителю необходимо при взаимодействии с подростком учитывать:

  • возрастные особенности ученика;
  • уровень семейного благополучия ученика;
  • проявлять тактичность к ученику;
  • проявлять внимание к эмоциональному состоянию ученика;
  • не нарушать границ дозволенного в отношениях педагог – ученик;
  • учитывать статус ученика в классном коллективе.


kak-pravilno-rabotat-s-trudnymi-podrostkami-2

Третью группу составляют педагогически запущенные дети, поведение которых, обусловлено значительными пробелами в овладении морально-этическими нормами, несформированностью навыков нравственного поведения. Такие подростки в силу бесконтрольности и попустительства взрослых нарушают нормы и правила поведения не потому, что отрицают их ценность, а потому, что:

  • не научились владеть своим поведением;
  • не могут отказаться от сиюминутных желаний ради необходимости выполнения должного действия.

В отношении Ⅲ группы педагогически запущенных детей работа проводится на основании запросов касающихся детей, которых подозревают
в токсикомании, склонности к алкоголизму, ведущих раннюю половую жизнь, участвующих в неформальных объединениях криминального характера – замеченных в воровстве, бродяжничестве, хулиганских действиях.

В каждом конкретном случае проводится анализ причин отклоняющегося поведения по следующим направлениям:

  • особенности семейного окружения, школы;
  • влияние неформальных групп;
  • психологические особенности явления;
  • а также патопсихологическая природа нарушений (Карта наблюдений Д. Стотта, методика экспресс – диагностики характерологических особенностей Айзенка).

Анализ причин отклоняющегося поведения подростков школы позволяет сформировать соответствующие механизмы педагогических воздействий на нарушителей, проводить консультации учителей и родителей, диагностировать степень отверженности личности, выявить психологические причины изолированности, проводить тренинги общения с включением их в группу сверстников.

Если выше изложенные способы коррекции поведения подростка не дают должных результатов (по независящим от нас причинам), мы объединяем свои усилия в борьбе с противоправным поведением с инспекцией по делам несовершеннолетних.

В четвертую группу входят собственно трудновоспитуемые подростки, у которых сопротивляемость педагогическим воздействиям обусловлена изменениями личности связанными с искажением представления о своих взаимоотношениях с окружающими, нарушением межличностных отношений.В работе с детьми этой группы требуется перестройка нравственных представлений и качеств личности, т.е. перевоспитание.

Подростки этой группы не принимают замечаний и требований педагога, какими бы справедливыми они не были. Они всегда уверены в своей правоте и всегда находят оправдание даже самим неприглядным своим поступкам. Причину своих неудач такие подростки, как правило, ищут во внешних обстоятельствах: чрезмерных учебных нагрузках, несправедливости учителей. В результате формируется неадекватное отношение этих учащихся к своим результатам учебной деятельности, которое становится причиной нарастающего их сопротивления педагогическим воздействиям, направленным на повышение успеваемости.

Эта неадекватность, прежде всего обусловлена притязаниями обучающихся на высокую оценку своих личностных качеств. Трудновоспитуемые подростки не признают своей принадлежности к категории «плохих» субъективно приравнивая себя, по своим личностным качествам к хорошим ученикам. То, что подросток не видит подтверждения такому представлению о себе со стороны окружающих, вызывает у него чувство протеста. Считая себя незаслуженно низко оцененным («я хороший») ученик начинает проявлять агрессию по отношению к тем, кто их так оценивает. Упрямство и противопоставление своего поведения общепринятым нормам, есть следствие невозможности добиться положения хорошего, достаточно успешного ученика. В итоге такой школьник вообще игнорирует все воспитательные воздействия, которые содержат в себе отрицательные отзывы о нем путём непринятия того, что ему предлагают, или путем прямого избегания общения (прогулы уроков, побеги из дома).

kak-pravilno-rabotat-s-trudnymi-podrostkami-3

В отношении трудновоспитуемых подростков очень важно осуществлять раннюю диагностику отклоняющегося поведения у школьников (социометрия, карта наблюдений, самооценка личности и т.д.), что дает возможность осуществлять профилактику возникновения девиантного поведения, а также дает возможность учащемуся исправиться. В противном случае запущенные формы отклоняющегося поведения могут привести к деградации личности.

Суть перевоспитания состоит не в ломке механизма психологической защиты от отрицательных оценок, а в том, чтобы способствовать его нейтрализации. Нужно начинать со смены системы отношений учащегося к себе и другим.

В первую очередь, вокруг такого школьника необходимо создавать атмосферу доброжелательности и эмоциональной поддержки. Это позволит снизить напряжение, настороженность ученика в отношениях с учителями и одноклассниками, а также избавит его от необходимости включать свои психологические механизмы защиты от отрицательных эмоций.

Во-вторых, необходимо включить трудновоспитуемого ученика в систему многостороннего оценивания (через 2-3 недели после начала работы по перевоспитанию). Суть системы многостороннего оценивания состоит в том, что ученик оценивает себя и других сам и его оценивают другие с разной степенью объективности, что даёт ему возможность выбрать самому адекватный эталон оценки. Всё это позволяет создать у ученика впечатление свободы от ограничений со стороны взрослого, иллюзию независимости от отрицательной оценки педагога. Для трудного подростка позиция оценивающего не привычна и престижна, что обеспечивает возможность побудить его к анализу полученных результатов.

В-третьих, необходимо организовать индивидуальную помощь ученикам, которые в ней нуждаются, которые отстают в учебе по каким-либо предметам.

Лучше всего осуществлять эту помощь шефами – старшеклассниками, что превращает дополнительные занятия в престижно-привлекательные.

Применение выше изложенной системы работы педагогов с трудными учащимися уже через полгода дает возможность сформировать у подростка адекватное отношение к своим успехам и неудачам, наладить межличностные взаимоотношения.


Почему одни дети учатся хорошо, а другие — плохо?

Прямой диалог

Заведующий кафедрой педагогической психологии факультета психологии образования МГППУ Виктор Гуружапов рассказал, как повысить успеваемость школьников.

pochemu-odni-deti-uchatsya-horosho-a-drugie-ploho

Виктор Гуружапов ответил на вопросы корреспондентки «Российской газеты» о математической тревожности, превращении двоечников в отличников, а также важности правильной постановки задач.

Впервые российские психологи заговорили о том, что у наших школьников появилась «математическая тревожность». За границей ученые говорят уже о «математической фобии». Что это такое?

«Математическая тревожность» — страх оценки, тревога при изучении математики, страх перед решением задач, страх перед учителем математики. Считается, что математическая тревожность формируется к 4-5 классу. Пик — 9-10-й класс. Есть исследователи, которые считают: математической тревожностью страдают две трети американцев. Они избегают всего, что связано с вычислениями, цифрами, ненавидят математику… В России ситуация иная: в середине прошлого века у нас прошла реформа математического образования, и школа у нас дает хорошие знания. И все же надо признать: в старших классах уровень предметного содержания по математике был завышен. Сегодня требования смягчаются, ЕГЭ по математике разделен на базовый и профильный. Базовый уровень — довольно простой. Согласен, что математическая тревожность может помешать успешно сдать экзамен, но когда ее совсем нет, тоже не очень хорошо. Полная самоуспокоенность чем-то сродни наплевательскому отношению к предстоящему испытанию. В результате ученик не готовится серьезно к экзамену.

Еще недавно во многих престижных школах проводилось так называемое психологическое тестирование, где ребенка могли попросить посчитать от 1 до 10 и обратно. С виду невинная вещь. На деле — трудности с этим заданием могут говорить о дискалькулии — неспособности к изучению арифметики. Правда, что примерно у 7 процентов учеников дефектологи диагностируют дискалькулию?

Эта цифра сильно завышена. За десятки лет педагогической работы я встречал единицы таких детей. Я вообще не сторонник того, чтобы специальные термины, такие специфические темы, исследования выносить на широкое обсуждение. Это дело специалистов. Что касается обратного счета, то так называемыми обратимыми операциями в 6 лет ребенок может и не владеть. Ничего страшного нет. Годам к 7-8 эта способность появляется почти у всех.

Вот что важно: сейчас появился интерес к изучению причин учебной неуспешности детей. Предстоит большая работа по привитию будущим учителям умения работать с ошибками учеников, определять случаи, когда надо обратиться к дефектологу, а когда — изменить методику обучения.

Очень часто причины ошибок — не из области дефектологии, а из области психологии обучения. Мы проводили эксперимент: учителя должны были прочитать детям задачу и дать 10 секунд на размышление. И только потом требовать от них ответ. Секундомера у них не было, и как вы думаете, сколько времени они давали ученикам?

Минуту? Две?

Три секунды! Срабатывает привычка: надо делать все как можно быстрее. Времени на то, чтобы думать, почти нет. Такую же модель поведения перенимают и дети. Вот интересная задачка для младших школьников. «Есть две пирамидки, в каждой — по пять колец. К той, что справа, прибавили кольцо. Какая пирамидка стала больше?» Дети отвечают: «В правой!». А теперь еще одна вроде бы такая же задачка: «Есть две другие пирамидки, к той, что справа, прибавили кольцо, а у той, что слева, — два. Где стало больше колец?» И дети, сильно не задумываясь, отвечают: «Слева!». Это неверно, так как в условиях не сказано, сколько колец было в каждой из пирамид во втором случае? Иногда, чтобы избежать ошибки, надо просто дать ребенку время подумать.

Процедура решения задачи складывается из четырех шагов. Первый — прочитать задачу, второй — осознать ее, третий — вспомнить, какой уже приобретенный опыт может пригодиться в решении, четвертый — вернуться к условиям и начать решать задачку. На все это надо время. Для простой задачи — 1- 2 минуты. Естественно, для более сложной задачи времени надо больше.

В каждом классе есть медлительные дети, которым будет этого времени мало. Как быть с ними?

Есть много психолого-педагогических хитростей. Например, учитель может обсудить с учениками условия задачи, спросить, решали ли они раньше похожую задачу, и тому подобное. За это время медлительный ученик успеет подумать. Другое дело, что не всегда педагоги этим пользуются. До сих пор сильна привычка «гнать программу». Есть интересный иностранный опыт. Учителям в таких случаях дается несколько советов: принимайте любые ответы учеников, правильные или неправильные; не давайте никаких комментариев в процессе наблюдения за учениками; не прерывайте работу учащихся, чтобы исправить их ошибки. Главная задача педагога — собрать как можно больше информации, какие именно ошибки, в каком контексте допускает ученик. А уже потом корректировать их. И у нас хорошие учителя постоянно накапливают подобный методический арсенал. Но надо превратить это в профессиональное требование для каждого учителя. Надо не забывать, что есть определенный алгоритм решения задачи.

На ЕГЭ такой алгоритм поможет решить задачку?

Да. Для успешной сдачи ЕГЭ важны не только прочные математические знания и умения, но и методическая подготовка и ее психологический аспект. Иногда ученики, которые неплохо знают математику и хотят получить высокий балл, сразу приступают к заданиям повышенной сложности и застревают в них. А действовать надо иначе. Сначала стоит просмотреть все задачи, понять, что сможешь сделать легко и быстро, решить эти задачи, а потом уже приступать к заданиям, которые требуют повышенного внимания. Также надо привыкать к задачам, предъявляемым в тестовой форме. Кроме того, есть определенные индивидуально-психологические особенности самоорганизации деятельности. Здесь уже нужна помощь опытного педагога или педагога-психолога.


Как учителю получить компенсацию за работу на ГИА?

Прямой диалог

Профсоюз «Учитель» подготовил алгоритм действий для учителей, основанный на недавно принятом положении об обязательной оплате работы педагогов на ГИА. Как получить честно заработанные?

kak-uchitelyu-poluchit-kompensatsiyu-za-rabotu-na-gia

К апрелю 2019 года во всех регионах РФ были приняты положения или приказы об оплате работы на ГИА. Произошло это в том числе благодаря кампании профсоюза «Учитель», который третий год добивается достойной оплаты работы педагогов, занятых на государственной аттестации по образовательным программам среднего и основного общего образования. Региональное положение об оплате работы на ГИА — это основной документ, регулирующий этот вопрос.

В 2019 году учителям снова предстоит работать на ГИА. Но как показывает практика, оплата этой работы зависит от региональных властей и администрации учреждения. Нередко учителям не платят за ГИА совсем, аргументируя это тем, что учитель занят на ГИА в свое рабочее время — во время каникул нет уроков. Но в должностные обязанности учителя входит обучение и контроль за успеваемостью в ходе образовательного процесса, а ГИА — это оценивание знаний государством, которое проводится после завершения образовательного процесса. Следовательно, работа на ГИА фактически является переводом на другую работу, что возможно только с письменного согласия работника и должно быть оформлено отдельным договором.

Профсоюз публикует подробные рекомендации: что делать, если вы недовольны оплатой работы на ГИА.

Шаг 1. Изучаем региональное положение о компенсации за работу на ГИА

Если вам предстоит работать на ГИА, изучите региональное положение о размере и порядке выплаты педагогическим работникам компенсации за работу по подготовке и проведению ГИА (документ может называться иначе), принятое в вашем регионе на основании ФЗ «Об образовании в РФ».

В положении должен быть указан размер и порядок выплаты компенсации всем категориям работников и специалистов, которых привлекают к проведению ГИА, в том числе организаторам в аудитории и вне аудитории, техническим специалистам, членам предметных комиссий и т.д.

Если вас собираются привлечь к работе на должность, которая не предусмотрена региональным положением, вы можете обратиться в прокуратуру, указав на нарушение ваших прав и несоответствие положения федеральному закону «Об образовании в РФ». На данный момент п. 9 ст. 47 ФЗ «Об образовании» выглядит следующим образом:

«Педагогическим работникам образовательных организаций, участвующим по решению уполномоченных органов исполнительной власти в проведении государственной итоговой аттестации по образовательным программам основного общего и среднего общего образования в рабочее время и освобожденным от основной работы на период проведения указанной государственной итоговой аттестации, предоставляются гарантии и компенсации, установленные трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового права. Педагогическим работникам, участвующим в проведении государственной итоговой аттестации по образовательным программам основного общего и среднего общего образования, выплачивается компенсация за работу по подготовке и проведению указанной государственной итоговой аттестации. Размер и порядок выплаты такой компенсации устанавливаются субъектом Российской Федерации за счет бюджетных ассигнований бюджета субъекта Российской Федерации, выделяемых на проведение государственной итоговой аттестации по образовательным программам основного общего и среднего общего образования».

В 2018 году в статью 47 были внесены изменения: ЕГЭ было заменено на ГИА. То есть, теперь аттестация после 9 класса (ОГЭ) и ГВЭ приравнены по статусу к ЕГЭ.

Шаг 2. Даем согласие или отказываемся работать

Нередко администрация школы грозит санкциями за отказ бесплатно работать на ГИА и даже включает штрафные баллы в положение о стимулирующих. Это совершенно незаконно. Работа на ГИА не имеет никакого отношения к стимулирующей части фонда оплаты труда, поскольку ГИА не является частью образовательного процесса.

Если трудовой договор, заключенный между учителем и директором школы, не предусматривает работу учителя в Пункте проведения экзамена (ППЭ) в качестве организатора в/вне аудитории, члена предметной комиссии и т.д., то заставить учителя работать на ГИА нельзя, и работодатель не вправе применять к нему какие-либо меры дисциплинарного воздействия. Если же эта обязанность включена в трудовой договор, педагог имеет право потребовать ее исключения, так как работа на ГИА по сути не является педагогической и не должна быть среди обязанностей учителя, так как должностная инструкция учителя должна составляться в строгом соответствии с законодательством РФ, а именно ЕКС работников образования и профстандартом «Педагог».

В соответствии со ст. 60 Трудового Кодекса РФ «запрещается требовать от работника выполнения работы, не обусловленной трудовым договором, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами». Поэтому работник обязан выполнять только ту работу, которая относится к его трудовой функции.

Если учителя, не спрашивая его согласия, оформили приказом на работу в ППЭ, то можно попробовать обратиться с заявлением о нарушении прав в трудовую инспекцию или прокуратуру, приложив копии своего трудового договора и приказа о привлечении вас к работе в ППЭ. Однако зачастую региональные органы власти и прокуратура рассматривают работу на ГИА как государственную обязанность.

На данный момент понятие государственных обязанностей не вполне урегулировано законодательно, в подавляющем большинстве научных работ проведение ГИА не относится к государственным обязанностям; более того, суть этих обязанностей в том, что к ним может быть привлечен любой гражданин, а не представитель конкретной профессии. Поэтому профсоюз «Учитель» выступает против рассмотрения работы на ГИА как государственной обязанности.

Кроме того, если времени ждать ответа из прокуратуры нет, а работать на ГИА вы не хотите, вы можете подать заявление работодателю с отказом выполнять эту работу, так как она не относится к вашей трудовой функции и не включена в трудовой договор. Ссылаться можно на ст. 379 Трудового Кодекса РФ («Формы самозащиты»).

Шаг 3. Добиваемся подписания договора

Если вы решили работать на ГИА, для вас немаловажным будет вопрос оплаты. Основаниями для выплаты компенсации за работу на ГИА являются документы, упомянутые в региональном положении, как правило это договор и акт сдачи-приемки работ. Но во многих положениях о них ничего не сказано.

Педагогический работник, привлекаемый к подготовке и проведению ГИА, заключает договор на выполнение работ (оказание услуг) с Министерством образования региона или с тем учреждением, которое Министерство образования региона определит уполномоченным заключать договоры с педработниками: институтом развития образования (ИРО), центром оценки качества образования (ЦОКО), центром аттестации и контроля качества образования (ЦАККО) и др. В договоре должен быть предусмотрен размер компенсации (в час, в день, за одну проверенную работу), срок её выплаты.

Никто не может заставить работника школы работать на ГИА, если работник находится в отпуске, который гарантирован ему Конституцией РФ. В связи с тем, что участие в ГИА не является трудовой обязанностью учителя, отозвать учителя из отпуска в связи с этой работой не имеют права.

Если с вами не заключают договор для работы в ППЭ, напишите в орган, уполномоченный региональным положением на заключение договоров с работниками, участвующими в проведении ГИА, примерно такое заявление: «Прошу оформить мою работу … (название вида работы и учреждения) срочным трудовым договором. Если договор о дополнительной работе на ГИА не будет заключен, я отказываюсь работать. В случае оказания на меня давления буду вынужден(а) обратиться в прокуратуру с жалобой на принуждение к труду (ст. 4 ТК РФ)».

Шаг 4. Работаем в Пункте проведения экзамена

Учитель, работающий в ППЭ, должен быть освобожден от основной работы с сохранением места работы и зарплаты в полном объеме, что предусмотрено пунктом 9.6.2 «Отраслевого соглашения по организациям, находящимся в ведении Министерства образования и науки Российской Федерации, на 2018 — 2020 годы» (утв. Минобрнауки России, Профсоюзом работников народного образования и науки РФ 06.12.2017).

В некоторых регионах существует правильная и справедливая практика учета времени подготовки аудиторий и упаковки экзаменационных работ (организаторам в аудитории), времени работы с участниками ГИА с ограниченными возможностями здоровья (организаторам вне аудитории) при расчёте компенсации.

Так, положение в ЯНАО предполагает, что учет рабочего времени организаторов ППЭ осуществляется на основании нормативного правового акта Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки, ежегодно устанавливающего продолжительность экзамена по каждому общеобразовательному предмету, плюс 2 часа к каждому экзамену на подготовку аудитории пункта проведения экзамена к его началу и сдачу материалов экзамена по его завершении.

Шаг 5. Получаем компенсацию

Размер и порядок выплаты компенсации устанавливаются субъектом РФ за счет бюджетных ассигнований субъекта, выделяемых на проведение единого государственного экзамена. Педагоги должны получить компенсацию в размере и в срок, которые указаны в договоре.

Обратите внимание на наличие сроков выплат и потребуйте их внести в договор, если они не указаны.

Компенсация является ничем иным, как оплатой труда, поэтому она подлежит налогообложению в общеустановленном порядке. Если вам не выплачивают вовремя компенсацию по трудовому договору, то вы можете обратиться в трудовую инспекцию, суд или прокуратуру. По гражданско-правовому договору — в суд или прокуратуру.

При подготовке использованы материалы сайта профсоюза «Учитель». Члены профсоюза обращают внимание, что все нормативные акты, на которые есть ссылки в статье, действительны на 25 апреля 2019 года.


«Вырастешь — узнаешь…»: почему важно отвечать на детские вопросы

Прямой диалог

Родители и педагоги часто отмахиваются от ответов на детские вопросы: мол, потом улица или жизнь научит расставит все точки над и. Однако такой подход едва ли можно назвать конструктивным, считает наш автор Виктория Богданова. Она дает советы, как отвечать на вопросы детей.

vyrastesh-uznaesh-pochemu-vazhno-otvechat-na-detskie-voprosy

Никогда не требуйте от ребёнка понять взрослого,
ибо ребёнок никогда им не был.

Кому, как не взрослому, легче всего оказаться на месте ребёнка, почувствовать все его переживания и мысли? Вспомните время, когда вы сами были детьми, насколько большим и необычайно интересным казался окружающий мир: всё новое безумно интересно! Сколько вопросов всплывало в голове. А какое приятное было чувство, когда появлялся ответ на долго терзающий вопрос. Ощутили все эти эмоции?

Теперь немного о неприятном. Не всегда взрослые стремились удовлетворить наше детское любопытство, и, бывало, мы — маленькие — слышали в ответ совсем не то, что ожидали. Например: “Не знаю”, “Вырастешь — узнаешь”, “Отстань, не до тебя сейчас”, “Уж этого не знать! Ты уже такой большой!”. Ну конечно, откуда ребёнок узнает, если не от взрослых, которые его окружают. И получив от ворот поворот, ребенок испытывает разочарование.

К сожалению, в бешеном жизненном темпе взрослые часто напрочь забывают, как в нас нуждается будущее поколение. Детям важно получать ответы именно от родителей и педагогов. Особенно сегодня, когда можно моментально найти любую информацию, которая не всегда может оказаться правильной и приемлемой для маленьких “почемучек”. Иногда она искажена или вовсе недостоверна, а иной раз может оказаться даже опасной для развивающегося мозга.

Будет лучше, если ребёнок получит ответ на терзающий вопрос от мамы или папы. Это драгоценное живое общение между родителями и детьми — как его мало в современном мире! Ребёнок, получая ответы на свои вопросы от родных, будет всегда чувствовать их поддержку. Он будет уверен, что родитель подскажет верный путь, даст правильный ответ. Доверие между ребенком и родителями станет крепче, и в будущем в их взаимоотношениях не будет недомолвок и секретов.

Забудьте это паразитическое словосочетание “Вырастешь — узнаешь”! Он вырастет, узнает там, где не надо, а между вами появится огромная пропасть, которую тяжело будет преодолеть в будущем. Отвечайте на вопросы своих крох, относитесь к вопросам с уважением, какими бы они ни были, познавайте мир вместе с ребёнком.

Как лучше это делать, давайте разберёмся вместе:

  1. Проявляйте интерес. Если вопрос сложный, покажите ребёнку, что вам важно на него ответить и вы хотите вместе с ним поскорей узнать, как рыбки спят в воде.
  2. Изучайте вместе. Предложите ребёнку вместе почитать энциклопедию или посмотреть обучающий фильм. Обязательно обсудите и разделите полученные знания с ребёнком.
  3. Повторение — мать учения. Не раздражайтесь, если через месяц или неделю ребёнок вернется к теме. Все мы можем что-нибудь забыть. Будьте готовы разобрать вопрос еще раз. Наводящими вопросами помогите ребёнку вспомнить пройденный материал.
  4. Отвечайте сразу. Если вы уже знаете, что ответить, то не затягивайте и не откладывайте ответ на потом. Не отвечайте быстро, с раздражением. Спокойно сядьте с ребёнком и подробно разъясните то, что ему интересно.

Старайтесь не оставлять любопытство своего ребёнка без внимания, тогда он будет самым счастливым всезнайкой.


Как правильно рассказывать школьникам о войне?

Прямой диалог

Как праздновать День Победы и что рассказывать детям о войне – директор школы «Покровский квартал» Илья Новокрещёнов.

kak-pravilno-rasskazyvat-shkolnikam-o-vojne

9 мая в нашей стране победителей действительно уже давно стал общенародным праздником, несмотря на то что каждый новый год отдаляет нас от 1945-го, становящегося все более далеким от нас и от наших детей, годом. Участников Великой Отечественной становится все меньше, отмечает в своей колонке директор школы «Покровский квартал» Илья Новокрещенов. Но при этом празднование Дня Победы также каждый год прирастает все более яркими и масштабными мероприятиями. И потрясающий «Бессмертный полк», и кинофильмы о войне, в том числе современные, песни военных лет, которые доносятся до нас из всех динамиков в эти дни… И на примерах героизма и солдат, и тружеников тыла мы сегодня выстраиваем практически всю нашу патриотическую работу. Иногда меня в этом месте поправляют: «военно-патриотическую»… И вот здесь, пожалуй, наступает очень тонкая, но очень важная грань.

На днях к нам в школу с лекцией о Великой Победе приходил один уважаемый человек, мы были уверены, что его встреча со старшеклассниками будет очень полезной для ребят. Однако в самом конце этой встречи случился один довольно неприятный инцидент.

Один из учеников подошел к лектору и обвинил его (в приватном разговоре) в неадекватном «ура-патриотизме» и пропаганде враждебного отношения к Западу (молодого человека зацепили слова о трусости и ненадежности западных союзников, он посчитал такую интерпретацию излишне упрощенной и тенденциозной).

К сожалению, наш ученик сделал свое заявление в довольно грубой форме, поэтому его привели ко мне для разговора.

Но сам факт такого события заставил меня снова задуматься о том, как же правильно и умно помочь нашим современным подросткам узнать про войну, учитывая, что (слава Богу!) они не знают, что это такое. Как передать, что война – это прежде всего не неизбежная победа, а горе и смерть? Чтобы, когда поколение современных школьников станет управлять нашим государством, у него не возникало соблазнов ввязываться в военные авантюры с уверенностью в легкой и неотвратимой победе? Какое же патриотическое воспитание нам нужно? И нужно ли именно военно-патриотическое? Что, разве патриотизм – это только готовность умирать на войне ради своей страны и своих близких?

Думаю, что иногда на наших глазах и, увы, нашими руками, руками педагогов, происходит романтизация войны, а я убежден, что это крайне опасная тенденция.

Так как же рассказывать детям о войне? Прежде всего честно, без пафоса. И рассказать об этом еще есть кому – еще живы участники войны, некоторые ветераны. Именно поэтому мы в нашей школе «Покровский квартал» запустили большой проект, в ходе которого ребята берут видеоинтервью у участников войны, которые просто и прямо рассказывают о пережитом. Мы собираем сейчас эти материалы и уже начали их публикацию.

А еще имеет смысл организовывать показы не современных блокбастеров о войне, а тех кинокартин, которые снимали сами фронтовики, а таковых у нас много. И в них совсем не так много пафоса…

Нам нужно уметь показать ребятам не столько карты боевых операций, сколько истории простых людей, которым война сломала жизни, но многие из которых так и не были сломлены.
Нам нужно делать акцент не столько на разовых героических акциях, сколько на каждодневном тяжелейшем труде в годы войны и сразу после нее, и солдат, и тружеников тыла. И прямо говорить о военных преступлениях фашистов.

И да, показывать примеры того, что есть в мире ценности, которые куда важнее стремления комфортно и безмятежно потреблять, что надо быть готовым защитить то, что дорого, и тех, кто дорог. И что делать это можно и нужно в нашей повседневной жизни, для этого не стоит ждать случая как-то по-особому проявить себя, ведь рядом с нами всегда найдутся те, кто нуждается в нас. И тогда мы сможем быть уверенными, что нам по силам будет преодолеть любые испытания, которые выпадут нашим поколениям, что школа сделала все возможное, чтобы ее выпускники не просто познакомились с ценностями отечественной истории и культуры, а что эти ценности стали действительно значимыми и влияющими на жизнь наших ребят.


Изменится ли отношение к сельским школам в России?

Прямой диалог

Дмитрий Медведев поручил правительству сохранять малокомплектные школы. Поможет ли такая мера? Рассуждает Дарья Иванова — автор сообщества «За возрождение образования».

izmenitsya-li-otnoshenie-k-selskim-shkolam-v-rossii

Власти в России озаботилась поддержкой малокомплектных школ. Пока только на словах, но даже это – событие уникальное. И произошло оно буквально на наших глазах. Ещё осенью в принятом нацпроекте «Образование» даже намёка на это не было, а теперь вдруг объявлено на всех высоких уровнях.

В чём причина такого резкого поворота?

В декабре 2018 в Карелии затеяли кардинальную «оптимизацию» сельских школ: одним махом и сразу вдвое. Казалось бы, что тут нового, двадцать лет малокомплектные школы закрывали в РФ со средней скоростью 3 — 4 в день. Но на этот раз вышла осечка, в республике поднялась мощная протестная волна. Осознание общей беды объединило людей, выдвинуло новых лидеров. В их числе — Светлана Попова, многодетная мама из поморского села Нюхча, которая не могла отдать своих приёмных детей в интернат, по сути, тот же детдом, откуда она взяла их, чтобы дать малышам настоящее детство. За свою деревенскую школу вступился питерский учёный Андрей Юсупов. Ряд ярких текстов написал Максим Тихонов. Вот цитата из его материала с подзаголовком: «Есть ли план зачистки территории Карелии от населения?».

«От озвученных на 2019 год планов правительства Карелии просто страшно становится. В некоторых районах собираются «оптимизировать» до половины школ – или закрыть, или слить с другими. Детей – в интернаты или куда там еще…

Читаю и думаю: не может же вся эта «оптимизация» идти спонтанно, без некого замысла. Не может же третий губернатор подряд планомерно уничтожать сельский образ жизни в Карелии без какого-то специального указания…»

Последовательно поддержали протест редактор интернет-журнала «Лицей» Наталья Мешкова, журналисты Валерий Поташов, Андрей Туоми и другие. Были баталии в Заксобрании Карелии, где некий Шабанов (представитель губернатора) по поводу отправки сельских детей в интернаты выдал такую фразу:

«Первое, о чем мы должны думать, это об ученике, который должен получить содержательное образование, а не мама, папа там и так далее!»

(Пустяка на указал чиновник: где нынче та школа, в которой дают «содержательное образование»?)

Обратите внимание: знаменитая цитата «о макарошках» широко разошлась по сети как образец цинизма представителей власти. А этот перл, куда более крамольный, где чиновник просто вытирает ноги о семейные ценности, остался незамеченным. Для сферы образования характерны такие «странности».

Развернувшаяся борьба нашла широкий отклик по всей стране. В итоге власти был нанесён удар в самое больное место, по сути, в точку опоры. Образовательный геноцид в отношении села плохо совмещается с державно-патриотической риторикой. Социальные издержки стали явно превышать ожидаемую «экономию» от «оптимизации». И власть пошла на попятную. Заметим, что в сфере образования это происходит впервые.

17 апреля, отчитываясь в Госдуме, премьер Медведев вдруг заявил:

«Мне неоднократно приходилось говорить, что малокомплектные школы – это в значительной части случаев способ сохранить населённый пункт. Есть в деревне школа – деревня живёт, нет школы – деревня умирает, поэтому нельзя ни в коем случае их бездумно объединять».

Вот так, «говорил неоднократно», но никаких действий в этом направлении за ним никогда замечено не было. Оставалось подождать, когда к новации примкнёт гарант, и буквально через неделю это случилось.

«Знаем мы, что такое и малокомплектные школы, знаем их дороговизну , если мы не хотим, чтобы территории обезлюдели совсем, значит, придётся за это заплатить…»

Выходит, эта тема и для него не новость: знамо «дорого обучение в малокомплектной школе». Однако никуда не денешься, придётся «бедному государству» тащить и эту социальную обузу.

Такую «логику» даже обсуждать не хочется. Ведь по Конституции образование народа – одна из основных функций государства, его прямая обязанность, которую оно должно выполнять неукоснительно.

Но всё-таки, так ли разорительно для казны содержание сельских школ? Встроенная во власть куратор образовательного центра «Сириус» Шмелёва как-то бросила походя, что для страны это копейки, которые следует выделять без вопросов и не будоражить народ.

Карельские чиновники, затевая свою программу «оптимизации» школ, посчитали (по максимуму) «экономический эффект» от перевода обучения на селе в интернатно-автобусный формат. Вот эти данные с разбивкой по районам Карелии:

«В Олонецком районе оптимизируют 5 из 9 школ. На оптимизации в районе хотят сэкономить 30,5 млн рублей.
В Прионежском районе чиновники хотят оптимизировать 5 школ из 13. В результате оптимизации в Прионежье сэкономят 49,4 млн рублей.
В Пряжинском районе оптимизируют 5 школ из 9. На оптимизации хотят выгадать 39,3 млн рублей».

Обозначенные суммы можно сопоставить с затратами на проведение новогодних гуляний в столицах (972 млн — Москва и 532 млн — Питер), не говоря уже о многомиллиардной бюджетной поддержке попавших под санкции олигархов.

Такова фактура первой общественной победы в сфере образования. Вроде пустяк, но он имеет большое значение для активизации дальнейшей борьбы.

По опыту знаем, что последний абзац вызовет волну обвинений в наивности и непонимании того, что повлиять на олигархическую власть невозможно. Нам снова повторят, что есть только один путь: менять эту власть.

Последний тезис возражений не вызывает. Он давно стал банальной аксиомой и при этом не содержит конкретики, потому обсуждать тут нечего. Но утверждение «о наивности» и никчёмности бодания с властью не столь безобидно, оно имеет прямое отношение к сфере информационной борьбы.

Карельские активисты добились результата не только в виде словесной поддержки на высшем уровне. Местный министр образования, работавший по принципу унитаза (поступавшие сверху указания он транслировал на головы подчинённым и ничего кроме), отправлен в отставку. Новое руководство обещало жителям карельских посёлков (Нюхча, Савиново, Пай), что их школы будут сохранены. Пока это лишь обещания, но они выполнимы, потому что делать для этого ничего не надо: школы уже есть и они работают. Кроме того, отозвана заявка о включении Петрозаводска в пилотный проект по ваучеризации дополнительного образования школьников. Таких чудес до сих пор в Карелии не было.

И кто-то скажет, что всё это — бессмысленная суета наивных дурачков, которых власть в очередной раз обвела вокруг пальца?

Какими бы ни были грядущие «великие цели», жизнь надо беречь сегодня, потому что на убитое и мёртвое никакой опоры «потом» не будет.

Наша тема – образование, и это отнюдь не случайный выбор. В этой области власти предъявить нечего, там идёт перманентная деградация без намёка на развитие. (На одном патриотическом ресурсе есть рубрика «Время, вперёд», где отражают достижения страны. И попутал их бес заглянуть в нашу тему. В итоге на свет явился материал под названием «так ли всё плохо в нашем образовании?», содержание которого (несмотря на усилия ангажированных аналитиков) ровно это и подтвердило).

Именно здесь, в сфере образования, и вскрывается со всей очевидностью суть проводимой политики. Блестящий фильм Константина Сёмина «Последний звонок» своей фактурой дал неизмеримо больше для пропаганды оппозиционных идей, чем все призывы к тотальной борьбе с капитализмом. Будущее детей – это забота и боль многих сограждан. На этом поле в столкновениях с системой и формируется настоящий актив, который способен стать реальной угрозой олигархическому строю. Власть это отчётливо понимает и всеми силами организует противодействие.

Поэтому мы придаём такое большое значение первой победе в борьбе за сохранение сельских школ.

Полная версия статьи доступна в паблике «За возрождение образования» по ссылке.


За «необъективность» ВПР ответят учителя?

Прямой диалог

Кому на самом деле выгодны группы в соцсетях, выдающие школьникам готовые ответы на задания ВПР?

za-neobektivnost-vpr-otvetyat-uchitelya

С недавних пор апрель в школе – время хлопотное. Весь месяц дети пишут ВПР – всероссийские проверочные работы. Курирует этот процесс Рособрнадзор, и его руководитель Кравцов уже объявил, что «утечек заданий не было». Очевидно, этот вопрос очень актуален, а «главным специалистом по утечкам» является именно Кравцов, ибо в его ведомстве на немалые бюджетные деньги функционирует группа мониторинга сети на сей предмет. Группа уникальная: за пять лет существования ни одного факта слива заданий ВПР, ОГЭ и ЕГЭ она не выявила.

Прошлым летом случился масштабный скандал с утечкой прототипов заданий ЕГЭ по математике и химии. Рособрнадзор упорно всё отрицал и даже сумел «доказать» в суде, что ничего подобного не было. Фактическая сторона вопроса при этом не рассматривалась. Фемида РФ вынесла своё решение на основании заверений представителей надзорного ведомства, что утечек у них не может быть в принципе. Никогда. Ибо это гарантирует их «уникальная технология». Сей тезис отныне зафиксирован юридически.

Таким образом, можно наверняка утверждать, что упомянутая группа мониторинга не найдёт утечек ни сегодня, ни завтра, ни когда-нибудь впредь. Поскольку любая такая информация подорвёт «логику» краеугольного судебного решения. За что там платят теперь зарплату – это вопрос, но не к нам.

А что касается мониторинга, то каждый может провести его самостоятельно. Достаточно вбить в поиск два слова: «ВПР. Ответы». И вы получите список основных ресурсов, которые предоставляют школьникам этот сервис. Суммарный охват участников таких сообществ приближается к миллиону. В них многократно тиражированы ответы к предстоящим ВПР с указанием времени публикации. После проведения проверочных работ никто не пишет под такими постами, что это – фейк, а в реале было всё не так. Напротив, многократно повторяют: «сошлось!»

Вот типичный пример переписки школьников:

«Завтра биология, в 7-30 будут выложены ответы, надо записать их (вариант: запомнить) и – дело в шляпе».

Пишут в полной уверенности, что ответы будут.

Ещё один обычный сюжет. Кто-то из учеников шестого класса физ-мат профиля заранее приобрёл ответы на ВПР по истории и поделился с одноклассниками (неистребим в стране дух коллективизма). Все выполнили работу за 15 минут. А в параллельном классе этого не было. И его ученики, узнав о достижениях соседей, пожаловались классному руководителю. Как решали педагоги этот тонкий моральный вопрос, мы обсуждать не будем. Тут важно другое: будущие «физики и математики» показали по истории результат, близкий к абсолютному. И это не повод радоваться, а серьёзная проблема для учителей и школы, которую мы рассмотрим ниже.

Но прежде заметим, что обсуждаемый сервис доступен практически бесплатно. Однако если кто-то желает получить ответы в срок, с гарантией и конкретно для своего региона (чтобы не искать их среди многих вариантов), то придётся заплатить небольшую сумму (от 170 до 300 р за одну проверочную работу). Так что речь идёт о бизнесе, причём весьма солидном: в процесс втянуты сотни тысяч учеников, и каждый пишет не одну ВПР. Сей бизнес функционирует в комфортных условиях, его практически не «прессуют», хотя между Минобром и ВКонтакте, например, было заключено соглашение о блокировке ресурсов, занимающихся распространением «ответов».

Почему так – понятно. Официально «никаких утечек нет и быть не может». Пристальное внимание к подобному бизнесу станет фактическим опровержением этого тезиса. Потому Рособрнадзор демонстративно относится ко всей такой деятельности, как к детским забавам, к ВПР отношения не имеющим.

Кто же работает на этом поле? В принципе, инициативу может проявить каждый, но для успеха надо иметь реальные задания предстоящих ВПР. Без этого значимый результат невозможен: всё закончится после первого обмана.

И тут напрашивается вывод. Если принять официальное утверждение, что утечки невозможны, то задания предстоящих ВПР есть только в Рособрнадзоре и нигде больше. И тогда выходит, что этим бизнесом могут заниматься лишь структуры, аффилированные с надзорным ведомством.

Мы отнюдь не пытаемся бросить тень на чиновников. Бизнес в РФ – явление похвальное, особенно – ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ бизнес, а здесь – как раз такой случай. Нам могут возразить, что тем самым надзиратели дискредитируют ВПР и как бы рубят сук, на котором сами сидят. Разберём этот вопрос подробнее.

В упомянутом интервью, где Кравцов говорил об «отсутствии утечек», он ещё раз озвучил одну из главных задач ВПР:

«Мы видим, прежде всего, насколько объективно школа проводит эти проверочные работы. Для нас принцип объективности чрезвычайно важен».

В прошлые годы по итогам ВПР составляли список школ, показавших «завышенные результаты», куда приходили затем «с внеплановыми проверками». Так что обозначенный выше сюжет со стопроцентным результатом по истории в физ-мат классе – серьёзная беда для школы. Не менее опасна ситуация, когда абсолютный результат показывают троечники (текущие оценки заносят в электронный журнал, и они доступны для внешнего анализа). Такие ученики интересуются ответами к ВПР в первую очередь. (Хорошо успевающие на проверочные работы внимания не обращают. Как следствие, у них бывают ошибки, ибо задания ВПР зачастую имеют далёкое отношение и к содержанию учебников, и к здравому смыслу.

Компьютерные алгоритмы без проблем выявят все указанные случаи. Чиновники получат массу данных, подтверждающих, что они «не зря едят хлеб», а применяемые ими «методы анализа» (которые именуют теперь «искусственным интеллектом») «работоспособны» . Опираясь на многочисленные факты «нечестности», надзиратели получат основания для расширения финансирования «объективности» оценочных процедур. В плане освоения бюджетных средств здесь поле немереное. Единые экзамены (ЕГЭ), на которые ежегодно уходят миллиарды, и где «объективность» как бы уже на уровне (металлодетекторы, видеонаблюдение, глушилки сотовой связи и т.д.) – это крохи в сравнении с масштабом ВПР и ОГЭ.

Таким образом, линия надзорного ведомства представляется беспроигрышной.

Жаловаться на них бессмысленно. По итогам прошлогоднего скандала с утечками на ЕГЭ была масса обращений в прокуратуру РФ. Их переправили в Рособрнадзор, а чем всё закончилось – сказано выше.
Едва ли повлияет на чиновных надзирателей даже самая широкая протестная кампания в социальных сетях.

Переломить положение может солидарная позиция учительского сообщества, и сейчас самое время приступить к делу. На все случаи немыслимого отклонения результатов ВПР в лучшую сторону учителя должны реагировать, ибо они фактически уже названы виновниками подобных эксцессов. По каждому такому факту следует направить по инстанции докладную записку, где указать, что согласно полученной от детей информации, эти «успехи» объясняются наличием в сети ответов к проверочным работам, и они никак не связаны с «нечестностью» процедуры проведения.

Если не сделать этого сегодня, завтра надзиратели обвинят в подлоге школу, и «за вами придут». Тогда объяснять и доказывать будет поздно. Это тот редкий случай, когда под ударом окажется весь учительский коллектив, включая директора. В такой ситуации сам Бог велел набраться смелости и сделать этот шаг. Если подобные заявления станут массовыми, игнорировать их не получится, ибо это будет не «мнение улицы», а голос профессионального сообщества.

Ещё раз повторим, что молчать в этом случае нет смысла, ибо промолчавших объявят виновниками фальсификации.

На ресурсах, распространяющих ответы к ВПР, уже заявили, что так же охватят и ОГЭ (аттестационные экзамены за 9 класс). Есть основания считать, что и там всё пойдёт по тем же схемам, с теми же целями и результатами.

Рособрнадзор назвал школы с необъективными результатами по ВПР

Фото: МБОУ Лицей №120 Челябинска


Куда идёт караван?

Прямой диалог

Методист Елена Жоголева размышляет о путях развития российского образования.

kuda-idyot-karavan

В одном из обсуждений (вы можете познакомиться с ними на сайте социальной сети edu-family) мы уже вспоминали выражение о караване, который идет вперед к своему пункту назначения, ни на что не обращая внимания.

Сколько уже писем и обращений было от учителей в адрес Минпросвещения и Рособрнадзора по поводу всего того «нового», что происходило и происходит в образовании. Но караван идет…

В последние годы усилилось внимание к системе образования РФ: реформы, стандарты, качество работы учителей, компетенции учителей. Это вылилось в постоянные и обновляющиеся проверки и перестройки работы педагогов. Караван проверок начал свой путь.

Это привело к оттоку учителей-предметников, причем имеющих педагогическое образование – из школ. Дефицит учителей-профессионалов восполняется учителями, прошедшими переподготовку. Но и это не решает проблемы. Школы начинает лихорадить от кадрового голода. Педагоги просили начать диалог и поговорить с ними обо всех проблемах, в ответ получили тишину.

Минпросвещения: в ближайшие пять-семь лет школы ждет дефицит педагогических кадров

«Караван» двинулся дальше. Дошла очередь до директоров и их заместителей: сокращения и проверка компетенций. Все это нужно, но вопрос, своевременно ли?! Одна инициатива идет за другой, не давая даже прийти в себя коллективам педагогов от всех нововведений. Из одной крайности в другую! Учителей уже сокращали и оптимизировали не один раз. Результат известен. Теперь настала очередь заместителей директоров. Как всегда указания «сверху» без уточнения ситуаций, без индивидуального подхода. Как это будет реализовано в конкретных школах? Судя по предыдущему опыту, сократят всех подряд, наверное. Ведь Минпросвещения потребует отчет по сокращениям. Опять хочется спросить: «Может быть, поговорим о проблемах?» Но вот ответят ли?

Уже говорилось о глобальной занятости заместителей и директоров, в том числе и лавиной отчетности и реализацией всех реформ, нововведений и т.д. Кто будет этим заниматься, если заместителей сократят? О какой воспитательной работе — систематичной — можно будет говорить, если не будет тех, кто это организует и планирует? На кого переложат всю ту работу, которую ведут заместители директоров? Или этим будет заниматься директор? Или учителя? Куда еще нагружать учителей: им и так некогда работать! Ситуация обостряется при отсутствии диалога.

Ольга Васильева: нужно сокращать количество заместителей директора в школах

Но и это еще не все. «Караван» планирует свое движение дальше. На очереди новые проверки Рособрнадзора: «Обеспечение объективности процедур проведения ВПР и ГИА после 9 классов, оценка качества среднего профессионального образования, оценка эффективности воспитательной работы в школах, разработка методов оценки «мягких навыков», таких как креативность или умение работать в команде, создание центров аналитической работы с результатами всех оценочных процедур в образовании».

Идут проверки, осуществляется контроль да и только. Проверяется результаты деятельности школ, той самой для которой не созданы условия.

Может быть, пора начать другую проверку — проверить, что сделано для того, чтобы учителя могли всё свое рабочее время посвящать образованию детей?

Все ли ресурсы есть в КАЖДОЙ школе для того, чтобы добиться всех тех результатов, которые так требуют от учителей?

Одна реформа за другой, одни нововведения за другими. Идут проверки, планируются новые…

Так куда идет караван? И… не один ли он идет?

Фото: Валерий Звонарев


Что ФГОС грядущий нам готовит?

Прямой диалог

29 марта Минпросвещения представило на суд общественности очередную версию содержательной части «стандартов» для начальной и основной школы. Принесут ли они благо?

chto-fgos-gryadushhij-nam-gotovit

Напомним, что ныне действующий ФГОС («Федеральный государственный образовательный стандарт») определяет форму проведения уроков, но никак не касается их содержания. Некая логика в таком подходе есть: если вести занятия строго по ФГОС, то их тематика действительно не играет роли, результат в любом случае будет практически одинаковый, проще говоря – нулевой (для сомневающихся снизу приведена иллюстрация; см. также ссылку).

01

Однако реальные учителя по ФГОС не работают, потому отсутствие государственных требований к предметным результатам обучения превратилось в реальную проблему, которую стало всё труднее топить в демагогии об «инновациях». И министр Васильева сразу после вступления в должность главы прежнего единого Минобрнауки заявила (в сентябре 2016), что «ФГОС надо наполнить содержанием». С тех пор и «наполняют», но пока все попытки заканчивались неудачно из-за уничтожающей критики со всех сторон.

Мы тоже ругали предыдущую версию, поскольку в ней было прописано раздельное обучение математике на двух уровнях — базовом и профильном, начиная с седьмого класса. При этом «база» предназначалась для ребят, которые «не собираются продолжать обучение по специальностям, связанным с математикой». Словом, такая программа гарантировала школьнику математическую безграмотность. Разработчики «стандарта» решили, что 13 лет – самый подходящий возраст для подобного выбора.

Пишем об этом потому, что в новом варианте ФГОС такой математической сегрегации нет. И, казалось бы, нам можно праздновать победу, а либералы из-за этого должны выступать с протестом .

Однако группа известных «реформаторов» – Кузьминов, Кропачев и Реморенко – подготовила заключение о новой версии ФГОС, где критикуют всё, кроме математики. Любопытно, что направлено это заключение не Васильевой, ведомство которой (Минпросвещения) отвечает за разработку стандартов, и даже не Кравцову в Рособрнадзор, обязанность которого — следить за порядком в образовании. Адресатом стал Котюков – глава Минобрнауки, который к этим ФГОСам никакого отношения не имеет. Эксперты знают, что возня на этажах власти не подчиняется логике дела. Этот штрих даёт повод порассуждать «о весе голов» трёхглавой структуры управления образованием и их карьерных перспективах (в представлении подписантов, разумеется).

Но вернёмся к теме. Итак, наши оппоненты не возражают против ФГОС по математике без прежней сегрегации. Чтобы понять причину их согласия, достаточно ознакомиться с текстом проекта. Дело в том, что примитивный базовый вариант предыдущей версии теперь, по сути, предложен для всех.

Ниже приведены цитаты из отзыва на проект заслуженного учителя РФ А.В. Шевкина (полный текст см. по ссылке:.)

«Авторы документа чудовищным образом урезают содержание обучения. С помощью «системно-деятельностного подхода» организуется системная бездеятельность головного мозга учащихся».

«Идеологи стандарта полагают, что в современном мире знания иметь не обязательно, достаточно уметь пользоваться знаниями, которые можно найти в Интернете.

Недавно произошла катастрофа Боинга из-за того, что пилоты не знали, как отключить автомат, ошибочно выдававший команды на уменьшение угла атаки, что привело к пикированию самолёта и катастрофе с человеческими жертвами. Точно установлено, что пилоты до конца искали в имевшейся на борту инструкции то место, в котором говорится об отключении автоматики. Они не имели знаний, они имели компетенцию поиска знаний. Не успели. Теперь российская школа будет плодить таких пилотов, хирургов, строителей мостов и т. п.»

«Системно-деятельностный подход» реализуется на весьма бессистемно организованном содержании обучения и при почти полном отсутствии важнейшего вида математической деятельности — доказательств, доказательного изложения учебного материала».

И этот стандарт предлагают в стране, которая совсем недавно была образцом для всего мира в преподавании математики.

Какими же критериями руководствовались «специалисты» Минпросвещения, наполняя «предметным содержанием» математический ФГОС? Об этом открыто сказано на интернет-ресурсе самого министерства:

«В проектах чётко отражены государственные обязательства школы перед учениками и родителями. Любой желающий может ознакомиться с содержанием предмета и … соотнести его с проверочными материалами (ВПР), контрольными измерительными материалами ОГЭ или ЕГЭ».

Итак, составители стандарта озабочены тем, чтобы он соответствовал ЕГЭ, ОГЭ и ВПР (к слову, получилось не очень). Сама постановка вопроса потрясает. Во всех дееспособных системах образования итоговый контроль призван фиксировать усвоение программы. У нас – наоборот: программа должна соответствовать контрольным процедурам, которые как будто спущены свыше.

Однако фактически уже давно так и есть. Системы тестового контроля изуродовали образовательный процесс (подробнее смотрите здесь), и теперь остаётся только юридически зафиксировать сложившийся статус-кво. Изменить что-то при нынешней системе управления Минпросвещения не в состоянии. Контрольные процедуры находятся полностью в ведении Рособрнадзора (ВПР, ОГЭ и ЕГЭ – основа бизнеса надзорной структуры), повлиять на их содержание никто не может, остаётся только подстраиваться, ибо в случае провала виноват будет не проверяющий, а те, кто учит.

По сути, новым стандартом Минпросвещения официально признаёт, что целью обучения в школе являются баллы ВПР, ОГЭ и ЕГЭ.

Других задач у нашего образования уже как будто и нет.

Минпросвещения представило проекты новых ФГОС

Изначально публикация была размещена в паблике «За возрождение образования».

Фото: sorokopud.ru