Проблема: Наказать, нельзя простить? Расставляем приоритеты

Прямой диалог

Воспитание не обходится без наказания. Ребенок может совершить проступок и в школе, и дома. Педагогу как родителю, и как руководителю классного коллектива важно знать правду о наказании с точки зрения детской психологии.

problema-nakazat-nelzya-prostit-rasstavlyaem-prioritety

Ни одна тема в практике школьного психолога не вызывает столько споров и противостояний. Родители и учителя уверены, каждый в своей, точке зрения о наказании.

Давайте разберемся вместе в том, приносит ли наказание плоды, которые мы от него ждем.

Если мы наказываем ребенка, значит мы ставим перед собой какую-то цель, и хотим ее достичь.

Например, третьеклассник Миша регулярно получает двойки, и папа порет его ремнем раз в неделю, считая порку «культурной традицией». Какая цель была у этого родителя: озлобить ребенка или всё же донести до него свои расстроенные чувства и беспокойство по поводу плохих оценок.

В этой истории цель была не ясна, поэтому и результат оказался противоположным ожидаемому. Миша продолжил учиться на двойки. Затем была предпринята попытка родителя изменить свое поведение и перестать пороть ребенка в течение месяца. Двоек меньше не стало, зато появились четверки.

Когда ребенок поступает неправильно, он искренне не понимает, что сделал не так. В этот момент учитель и родители ему очень нужны. Рассмотрим другой пример. Мальчик подросток, Коля, ездил с классом в Санкт-Петербург. Родители сократили все свои расходы, ради поездки сына в культурную столицу. Коля потратил все карманные деньги и просил дать еще. Родители посчитали такое поведение непозволительным и денег дать отказались. Билет обратно был куплен заранее, ребенок вернулся домой через неделю. Некоторое время сохранялась холодность и нейтралитет, пока ребенок и родители созревали для начала разговора. Родители рассказали о своих чувствах, о том, что их отказ был в интересах ребенка. Ребенок понял, что тратить деньги в поездке на разные мелочи неразумно. Конфликт был улажен, всем стало легче, цель была достигнута.

В семьях, где родители имеют противоположные точки зрения на воспитание и наказание, ребенок становиться неуправляемым. Так как не знает, как же всё-таки себя вести. Противоположные действия родителей действуют на ребенка еще хуже, чем их единое мнение. У родителей нет единой цели, результат в виде «хорошего» поведения ребенка недостижим.

Еще один важный момент. Если ругать ребенка матом за то, что он сказал матерное слово, то ситуация доходит до абсурда. То же самое физически наказывать ребенка за то, что он бьет собак. Дети подражают взрослым, копируют поведение.

Словесные и физические наказания родители применяют в состоянии аффекта, когда чувства и эмоции на пределе. На работе накричали, по дороге домой машина обрызгала. И тут ребенок дома нашкодил. На ребенке можно выместить злость и не получить ответной реакции. В этот момент нужно остановиться и подумать. Почему я так расстроен, виноват ли в этом мой ребенок. Осознаем отрицательную эмоцию и успокаиваемся.

Если наказание всё же необходимо, что нельзя делать взрослому:

  1. Нельзя медлить. Наказание должно следовать сразу. При этом возраст ребенка не имеет значения. Для ребенка важно усвоить безусловность правила поведения.
  2. Нельзя преувеличивать наказание. Наказание – сигнал о важности правила, а не наказание ради наказания.
  3. Нельзя унижать ребенка. Спокойным тоном объяснить, какое наказание ждет ребенка.
  4. Нельзя применять физические наказания. Иначе будет ожесточение, обиды, разрушение отношений.

Наказать, нельзя простить? В каждом отдельном случае будет своя запятая в этом предложении. Взрослым важно не допустить жестокости. Хвалите ребенка, он будет стремиться порадовать вас своим поведением.


Учим детей решать конфликты без драки: пять важных правил

Прямой диалог

Ребенок любит решать проблемы и споры кулаками? Пора это исправить!

uchim-detej-reshat-konflikty-bez-draki-pyat-vazhnyh-pravil

Не зря говорится – сколько людей, столько и мнений. Дети начинают сталкиваться с различием взглядов друг друга уже в дошкольном возрасте. Именно детский сад – это первая ступень знакомства ребёнка с социумом. Важная задача дошкольного учреждения – воспитать у детей умение общения и мирного решения споров. Каждый квалифицированный воспитатель должен вовремя подключить родителей к воспитанию культуры общения у детей, также не только мастерски рассказать воспитанникам, как нужно решать разногласия, но и вовремя предупредить детскую конфликтность и, в случае возникновения, решить её.

Выстроив правильную модель поведения между детьми, родители и воспитатель смогут развить в сознании ребёнка необходимые понятия, которые помогут минимизировать случаи физического насилия во время конфликта. Научить дошколят умению доброжелательного знакомства, мирного общения со сверстниками можно на примере сказок, мультфильмов, сюжетных игр.

Если всё-таки произошла перепалка, то необходимо безошибочно её разрешить, чтобы в дальнейшем ситуация не повторилась:

1. Первое важное правило – научить слушать и понимать. В случае ссоры важно разобраться, что привело к конфликту. Нужно попросить каждого участника спора объяснить свои желания, чувства и переживания. При этом обратить внимание каждого на слова товарища, чтобы они смогли понять причины поведения друг друга.

2. Второе важное правило – никогда не оставлять конфликт нерешённым.
В минуты яростных конфликтов переключайте внимание малышей, дайте им остыть, только после этого вернитесь к проблеме и её обсуждению.

3. Третье важное правило – педагог не должен быть заинтересованным лицом в конфликте. Ни в коем случае нельзя занимать позицию того или иного ребенка.

4. Четвёртое важное правильно – дать осмыслить происходящее. Стать посредником в процессе разговора. Задать вопросы, заставляющие детей понять смысл случившегося. (Как можно было избежать спора? Что нужно сделать, чтобы каждый получил желаемое и не обиделся? Как вы будете вести себя в следующий раз в такой ситуации?)

5. Пятое важное правило – научить осознавать и справляться с яростью. Главное – прийти к компромиссу и доказать детям, что не бывает неразрешимых ситуаций!

Подобные способы можно применять и в момент разногласий между школьниками начальных классов. А если конфликты решаются силой в более осознанном – подростковом возрасте, то тут не обойтись без консультации психолога, а также максимального привлечения родителей. Только долгие нравоучительные разговоры, приводящие живые примеры отрицательных последствий подобного рода поведения, способны заставить «ветреную головушку» задуматься о неправильности своего поступка.

И напоследок, маленький, но очень значимый, совет мамам и папам: именно родители – зеркало детей. Старайтесь на глазах своего ребёнка обсуждать горячие темы спокойно, без криков, и, тем более, без драки. Ребёнок, который не знаком с таким способом доказательства своей правоты, сам не станет его применять.

Научим своих наследников держать себя в руках, и нам не придётся каждый день переживать за них.


Некоторые итоги приемной кампании в вузы 2020 года

Прямой диалог

Особенности зачисления в вузы в коронавирусную эпоху стали одним из главных скандалов лета 2020 года. Насколько эффективно сработали чиновники?

nekotorye-itogi-priemnoj-kampanii-v-vuzy-2020-goda

Минобрнауки признал, наконец, факты зачисления абитуриентов в несколько вузов одновременно. Официально объявлено, что вуз в таких случаях имеет право их отчислить. Странная рекомендация, согласитесь. Ведь учиться на двух и более бюджетных местах одновременно запрещено. Поэтому речь должна идти не о праве, а о прямой обязанности.

Однако проблема дублирующих зачислений простого решения не имеет. Казалось бы, можно рубануть сплеча и отчислить всех, подававших не одно заявление о согласии на зачисление, сразу отовсюду. Но так выйдет себе дороже. Дело в том, что некоторые абитуриенты, обнаружив на финише приёмной кампании возможность поступления на желанную специальность, физически не могли отозвать уже поданное согласие на зачисление в другой вуз (подробно технология приёма-2020 описана здесь. Делались многократные попытки, уходили драгоценные минуты, а результата не было. То ли сайт висел, то ли приёмные комиссии сознательно саботировали такую возможность, стараясь удержать абитуриентов с высокими баллами. Но факт остаётся фактом. И далеко не в единичных случаях такие факты абитуриентами и их родителями были документально зафиксированы.

А вот подать новое заявление о согласии можно было без проблем. В такой ситуации в случае огульного отчисления судебные иски неизбежны.

К тому же и сами вузы будут против. Не для того они «обхаживали» своих абитуриентов, чтобы сходу их потерять.

Так что данное вузам «право отчислять» — это просто уход министра Фалькова от ответственности, признание собственной неспособности решить обсуждаемую проблему.

Учебный год начался, и «студенты многих вузов» явочным порядком уже сделали свой выбор. Разумеется, университеты давно выявили всех своих фиктивных студентов. Но отчислять их — торопиться не стоит. Можно подержать в списках до подачи информации о контингенте и целый год получать на них бюджетное финансирование. Возможно, кое-где так и будет.

Однако добрая половина вузов озабочена сейчас проблемой заполнения значительного бюджетного недобора. Тема эта с трудом проходит в СМИ, потому как хвастаться нечем. Но примеры есть. Вот характерный заголовок:

«Два главных вуза Челябинска впервые за много лет не смогли набрать абитуриентов на бюджет»

Недобор (бюджетников) в Южно-Уральском госуниверситете составил 150 человек. Причём «некомплект» случился и на топовых специальностях, куда всегда был запредельный конкурс (и это прямой результат системной неустойчивости правил приёма-2020).

В приказе министра Фалькова, который изначально предопределил все проблемы прошедшей приёмной кампании, вузам было дано право на дополнительное зачисление, о котором «они должны объявить до 15 сентября». И сейчас многие университеты вынуждены таким правом воспользоваться. Информацию об этом легко найти на их сайтах.

Например, в Петрозаводском (опорном) госуниверситете в сентябре надеются заполнить 94 свободных бюджетных места, из которых 25 — на педагогических специальностях. Понятно, что зачисленные в сентябре студенты смогут приступить к занятиям с существенным опозданием, но кого это сейчас волнует? По сути, в стране идёт третья волна приёмной кампании, которая, заметим, никак не регламентирована. Каждый вуз по своим правилам пытается решить свои проблемы.

Особенность ситуации в том, что почти все потенциальные абитуриенты уже куда-то зачислены (и начали учиться). Правда, заметная часть из них из-за бардака с приёмом попала далеко не туда, куда хотела. И теперь, увидев свободные бюджетные места на желанных специальностях, они вполне могут захотеть вновь попытать счастья. В дополнительном наборе можно участвовать где угодно и как угодно, общего регламента нет. Так что снова будут многократные зачисления и перезачисления. Одни вузы будут решать свои проблемы за счёт других.

А вот привлечь заметный дополнительный контингент не получится. Потому, что из-за существующей системы ЕГЭ его просто нет. Дополнительная приёмная кампания проблему бюджетного недобора в регионах не решит.

Выпускники школ могут поступать в вуз только по результатам единых экзаменов. Фальков ещё до пандемии повысил установленные Рособрнадзором минимальные проходные баллы. Тем самым этот министр (бывший ректор, «не понаслышке знающий проблемы вузов») существенно урезал круг потенциальных абитуриентов. А затем правительство с большой помпой (по поручению президента) объявило об увеличении бюджетного набора на социально значимые специальности «для кадрового усиления регионов». (Например, упомянутый выше ЮУрГУ получил дополнительно более 100 мест.) А вот зачислять на эти места по действующим правилам оказалось некого.

Причём сие было очевидно всякому, кто хоть немного в теме. Но в Минобре, как выяснилось, таких нет (включая министра).

Вопрос можно было решить элементарно, дав вузам право зачислять не только по ЕГЭ, но и по результатам собственных вступительных испытаний. Достаточно было внести соответствующую поправку в закон об образовании (аналогичную той, что позволила выдавать аттестаты без ЕГЭ). Более того, необходимый законопроект от «Справедливой России», уже лежит в Думе, но никто не осознал его важность в нынешней ситуации.

Наверняка кто-то скажет, что нет смысла учить тех, кто плохо сдал ЕГЭ или не сдавал его вовсе. И тут к месту напомнить один сюжет, о которой мы уже писали. Известно, что действующий закон можно обойти и принять на инженерные специальности выпускников, не сдававших профильную математику и физику. Таких зачисляют по ЕГЭ на гуманитарные заочные платные места, а затем тут же переводят на инженерный бюджет. Эта схема применяется много лет, и уже можно подвести её некоторые итоги. Оказалось, что такие вот «странные студенты» не выделяются из основной массы в худшую сторону. Получается, что они просто ошиблись в своё время с «выбором специализации», и это в общем-то поправимо (при наличии способностей и желания).

Однако официальный прямой путь в вуз таким выпускникам закрыт. ЕГЭ загоняет всех в индивидуальный «образовательный коридор», предельно сужая возможности выбора (напомним, что записаться на единые экзамены надо до 1 февраля, а приступать к подготовке — намного раньше). Причём в ближайшей перспективе положение здесь ещё более ухудшится. Старшая школа становится исключительно профильной (по ФГОС), в специализированных классах все дисциплины за рамками профиля вообще не будут преподавать, ни о какой подготовке к поступлению по таким направлениям там уже и речи не будет.

Итак, по итогом приёмной кампании, уже сейчас можно утверждать, что попытка решать кадровые проблемы регионов путём увеличения бюджетного набора провалилась. «На местах» уже просто некого учить. Всё упирается в систему единых экзаменов и общее состояние школы, перестроенной под ЕГЭ.

К сожалению, нет никаких оснований надеяться, что при нынешней «системе управления» из этой истории будут сделаны хоть какие-нибудь выводы.

Источник: За возрождение образования, автор — Дария Иванова.


Дистанционное обучение: первые итоги

Прямой диалог

Учитель русского языка Ольга Федяева — о том,как ей удалось перестроить свою работу на время «дистанционки» и не потерять в качестве.

distantsionnoe-obuchenie-pervye-itogi

В IV четверти завершившегося учебного года всем: и учителям, и ученикам, и родителям – было нелегко, т.к. пришлось срочно перейти на дистанционное обучение. Учителя к этому были не готовы ни морально, ни методически (не было специального обучения), ни технически («слабый» интернет, отсутствие на компьютере необходимых приложений и т.п.). Буквально на ходу нужно было найти удобный для учителя и для каждого класса подход к данному формату.

Что необходимо было сделать?

  1. Скорректировать учебный план.
  2. Выбрать инструменты, которые буду использовать.
  3. Пересмотреть планирование учебного дня.
  4. Продумать порядок контроля и оценивания учеников.

Прежде чем скорректировать план, была определена цель на период дистанционного обучения: освоить программный материал. Корректировка учебного плана сделана по общешкольному шаблону, в котором отражено, какими методическими материалами может пользоваться ученик, где выложено задание, каков должен быть результат работы ученика, где выложен этот результат, оценивается он или нет. Для того чтобы как-то сделать прозрачной работу на дистанте, я создала небольшую инструкцию и довела до сведения учеников и их родителей.

Инструкция по организации работы в период дистанционного обучения

  1. Весь учебный материал прикрепляется в информационной системе «Сетевой город. Образование. Республика Марий Эл» (в формате PowerPoint или Word). Задания в основном должны выполняться в рабочей тетради.
  2. Будут выкладываться ОБЯЗАТЕЛЬНЫЕ задания, которые НАДО
    — выполнить в формате Word (по возможности) или сфотографировать/отсканировать,
    — отправить на электронный адрес учителя до определённого числа. Позднее проверяться НЕ будут.
    В их число входят самостоятельные и контрольные работы, выполнение которых ограничено во времени, поэтому ответы нужно прислать ДО определённого времени.
  3. Будут даваться тесты в онлайн-школе «Фоксфорд», которые нужно решать до указанного в задании времени по ЖЕЛАНИЮ.
  4. Все ответы и отметки будут комментироваться в письме по электронной почте или прикрепляться в «Сетевом городе» в виде рецензий.

Из данной инструкции видно, что в своей работе я использовала традиционный в большинстве школ страны электронный журнал/дневник и давно знакомую ученикам платформу «Фоксфорд». Конечно, были попытки выйти и на Учи.ру, и на Яндекс. Учебник и другие, но они просто зависали.

К сожалению, в этом учебном году у меня не было возможности проводить видеоуроки и консультации по Skype, но я намерена исправить этот недочёт. Занятия проводились по традиционному расписанию в виде объяснений учебного материала и заданий в формате Word, PowerPoint, размещенных в «Сетевом городе». Я исходила из того, что нужно создавать простые и нужные для обучения ресурсы. Часть заданий ученики выполняли безотметочно и могли не присылать на проверку учителю, а только сверить свои ответы с образцом. Выполнение домашнего задания на отметку было ограничено временными рамками. О самостоятельных и контрольных работах ученики предупреждались заранее. Если у учащихся и их родителей возникали вопросы, они писали на мой электронный адрес или обращались через вкладку в «Сетевом городе».

Контроль за участием детей в дистанционном обучении еженедельно вели классные руководители и администрация. Я же контролировала, чтобы ученики соблюдали сроки выполнения заданий. В инструкции есть слова о том, что присланные после определённого в задании срока работы учеников приниматься не будут. Конечно, все работы, даже если они присланы намного позднее, проверялись и оценивались, отметка при этом не снижалась. Слова о сроках – это скорее для самоконтроля ученика и контроля выполнения задания со стороны родителей.

На этапе оценивания мне удалось прокомментировать практически каждую работу, а также отметку ученика, чтобы ребята смогли выполнить работу над ошибками. Естественно, не обошлось и без списывания друг у друга и из интернета. Но каждый ученик мог доработать сочинение, исправить любое задание (кроме контрольных работ и тестов), тем самым повысить отметку.

В новом формате обучения выявилась способность учеников к самодисциплине, самообразованию, проявился уровень их воспитанности, культуры общения в сети интернет. Конечно, пришлось общаться и родителями, которые дискутировали по теме урока, а порой спорили из-за отметки, но в итоге благодарили.

Сейчас ещё трудно судить об эффективности дистанционного обучения, т.к. не было живого контакта между педагогом и учеником, а также живого общения между самими ребятами, а главное – отсутствовала возможность обеспечения объективного контроля над усвоением знаний всеми обучающимися. Но я согласна с мнением коллег, что «организация образовательного процесса путем объединения дистанционных и очных форм обучения является наиболее предпочтительным вариантом обучения в школе».


Почему в России отказались от обязательного ЕГЭ по иностранному языку?

Прямой диалог

Депутат Госдумы РФ Алена Аршинова на странице своего Фейсбука указала причины, по которым депутаты выступили обязательного ЕГЭ по иностранному. Позже Минпросвещения согласилось с их доводами.

pochemu-v-rossii-otkazalis-ot-obyazatelnogo-ege-po-inostrannomu-yazyku

Министерство просвещения Российской Федерации опубликовало проект приказа, согласно которому выпускникам школ не придётся сдавать обязательный ЕГЭ по иностранному языку.

Главным инициатором внесения соответствующих изменений в ФГОС (сдача единого госэкзамена по иностранному должна была стать обязательной для каждого выпускника 11-ого класса с 2022 года) стала «Единая Россия».

Мы обсуждали этот вопрос в каждом из 85 регионов нашей страны, приглашая к участию родителей, педагогов, экспертов сферы образования, представителей учащихся. Все мы сошлись во мнении: наша система образования пока не готова к такому шагу.

На это есть свои причины. В школах в городах и сёлах не созданы условия для обучения детей иностранным языкам.Не хватает учителей по иностранным языкам.

  • Часто преподают совместители.
  • Учителям приходится вести работу со слишком большим для групповых занятий количеством учеников. Классы зачастую вообще не делятся на группы.
  • В большинстве школ страны нет необходимого современного технического оснащения классов для изучения иностранного языка, пунктов проведения экзаменов для обеспечения возможности одновременной сдачи экзамена всеми выпускниками 11-х классов (в том числе лингафонными кабинетами, компьютерной техникой, программным обеспечением, гарнитурой, видеокамерами).
  • Это в свою очередь потребует значительных финансовых расходов, не предусмотренных региональными и местными бюджетами.
  • Дефицит знаний по этому предмету есть не только у обучающихся, но и у учителей иностранного языка.
  • При введении иностранного языка как обязательного ЕГЭ к 2022 году, половина выпускников рисковала бы попросту остаться без аттестата, получив «двойки» по этому предмету.
  • Поэтому есть риск снижения мотивации получения среднего общего образования (10–11 классы), так как у школьников уже появились сомнения в возможности успешной сдачи экзамена и вообще в получении аттестата.
  • Кроме того, до сих пор в некоторых городах и населенных пунктах в регионах вообще нет опыта подготовки к ЕГЭ по иностранному языку (никогда не было участников ЕГЭ по иностранным языкам).

Это потому что всего около 10% от всех школьников сдают в качестве экзамена по выбору иностранный язык самые мотивированные участники ЕГЭ, которые смогли качественно изучить предмет (или благодаря школе, или благодаря финансовым возможностям родителей).

А мы выступаем за равные возможности для всех ребят!

Благодаря широкому обсуждению вопроса введения обязательного ЕГЭ по иностранному языку в 2022 году, организованному «Единой Россией», эта проблема получила общественный резонанс.

Наша партия считает, что всегда нужно следовать принципу: сначала создавать все условия для получения качественных знаний по предмету, причем не только в отдельных крупных городах, но и по всей стране – и в малых городах, и в сёлах. И только после того, как будут созданы все условия, будут учителя, будет техническая оснащённость, можно будет спрашивать обязательный результат по этому предмету.

Как итог – мы добились исключения из ФГОС среднего образования обязательной итоговой аттестации по иностранному языку.

Соответствующий проект приказа подготовило Министерство просвещения.

Отмечу, что никаких препятствий для сдачи ЕГЭ по иностранному как экзамена по выбору – не будет. Выпускники школ по-прежнему смогут сдавать этот экзамен, если есть желание.

Хочу отдельно поблагодарить всех коллег, которые оказали своевременную поддержку по проведению общественных обсуждений этого проблемного вопроса у себя в регионе, городе, селе. Ваше участие сыграло очень важную роль в столь быстром решении этой проблемы. Спасибо.

ФОТО: ПГ / ЮРИЙ ИНЯКИН


Как обучать онлайн творческим специальностям?

Прямой диалог

В столичном Институте театрального искусства им. народного артиста СССР Иосифа Кобзона не отчаялись, когда пришлось перейти на дистант. Вместо этого педагоги доказали, что онлайн-обучение в этой сфере возможно.

kak-obuchat-onlajn-tvorcheskim-spetsialnostyam

Эпидемия коронавируса и переход на дистанционное обучение больно ударили по всей системе высшего образования. Но в самое сложное положение попали вузы, обучающие по творческим специальностям: возникло даже мнение, что онлайн-обучение в этой сфере невозможно в принципе. А вот в столичном Институте театрального искусства им. народного артиста СССР Иосифа Кобзона решили иначе. И, как рассказал «МК» ректор вуза Дмитрий Томилин, многого добились.

— Дмитрий Валентинович, насколько я знаю, вуз, носящий имя Иосифа Кобзона, бросил вызов пандемии. И победил?

— Иосиф Давыдович руководил нашим институтом с 2015 по 2018 год. Сейчас у нас идет работа по созданию музея, посвященного его деятельности. И мы надеемся, что в начале октября, ко Дню учителя, этот музей откроется. Что же касается пандемии, то когда она началась и все образовательные учреждения поспешили уйти на долгосрочные каникулы, мы, посовещавшись с профессорско-преподавательским составом, решили этого не делать. И хотя многие говорили, что учить актеров в режиме онлайн нельзя, нам захотелось провести эксперимент и попробовать продолжить обучение.

— Как вы его организовали?

— Начали с теоретических курсов: история русского театра, история зарубежного театра, теории актерского искусства и т.п. Но сначала провели заседание всех наших кафедр, где рассмотрели все учебные программы института и создали перечень вопросов, по которым затем можно было бы провести срез знаний студентов, полученных ими во время пандемии. Затем закупили профессиональную платформу Zoom, снабдили каждого преподавателя компьютерным блоком, создали в вузе специальный центр, где установили 30 компьютеров и где постоянно работал администратор, который управлял всеми конференциями. И только тогда вышли с согласованными идеями к студентам и три месяца накачивали их теоретическими курсами.

— И успешно? Что показала сессия?

— Срез знаний показал, что коэффициент полезного действия теоретических курсов был на высоте: студенты усвоили их отлично! Но мы в режиме онлайн вели и практические занятия. И в целом смогли сохранить практически все расписание.

— Говорят, практические занятия онлайн в творческой сфере невозможны…

— Да, основные трудности возникли именно с практическими курсами — сценические танцы, сценическое движение, вокальное искусство, сценическое искусство. А мы ввели дополнительно практические онлайн-занятия. Например, в рамках курса «Сценическое движение» — акробатику или современные танцы, вроде хип-хопа. Короче говоря, то, что не требует для исполнения больших пространств и годится для занятий дома. Или взять пение. На онлайн-занятиях мы смогли добиться должного звучания — сделать так, чтобы звук не отставал.

— Это возможно на всех направлениях подготовки творческой направленности?

— Увы, не в полной мере. Скажем, ребят с направления актерского искусства удалось полностью сохранить в форме. И даже вооружить их новыми навыками: мы научили их делать видеовизитки и электронные портфолио, где студент рассказывает о сыгранных им ролях и прилагает видеоролики его сценической деятельности, для чего мы включили в учебные планы новые программы по монтажу, которых раньше не было. Но, скажем, с хореографией дело обстоит сложнее: для практических занятий там необходимо большое пространство, нужно ставить парный танец и т.п.

— И что же? Те, кто учатся хореографии, останутся за бортом, если режим самоизоляции — а с ним и дистанционного обучения — продлится впредь?

— Вовсе нет! Мы учли полученный опыт и сейчас активно создаем модульную систему обучения. Что будет с эпидемиологической ситуацией дальше, неизвестно. Поэтому, пока есть возможность, мы максимально задействуем модули практических занятий — то, что надо делать живьем. А теоретическую часть учебной программы, которую в случае чего можно провести и в режиме онлайн, мы оставим на будущее. Мы попытались — и смогли! — найти положительные моменты в безвыходной ситуации пандемии. Главное, что мы поняли: учить в режиме онлайн по творческим специальностям можно! Хотя, конечно, не постоянно: полностью от личного общения педагогов со студентами отказаться нельзя.

— А выпуск в этом году вы тоже провели онлайн?

— При выпуске мы сочетали режимы онлайн и офлайн. И также попытались использовать эту ситуацию на пользу студентам. Так, моноспектакли по Zoom у ребят принимала вся кафедра, включая заслуженных и народных артистов России. А ведь то, что их посмотрели звезды такой величины, очень важно для их дальнейшей карьеры. Той же цели служат и портфолио с видеовизитками, о которых я говорил. Этот опыт оказался таким удачным, что мы сохраним его и в будущем.


Как выполнить требования Роспотребнадзора по профилактике коронавируса в школе?

Прямой диалог

Педагог — о том, как организовать работу школ в эпоху пандемии, не обойдя вниманием рекомендации Роспотребнадзора.

kak-vypolnit-trebovaniya-rospotrebnadzora-po-profilaktike-koronavirusa-v-shkole

Читаю рекомендации Роспотребнадзора об организации обучения в школах, в условиях угрозы новой коронавирусной инфекции. Коротко и по сути:

  1. Сократить количество учащихся в классах.
  2. Каждый класс в своем кабинете, дети по кабинетам не ходят, к ним в класс на каждый урок приходят учителя.
  3. Каждый класс начинает урок в разное время, соответственно и перемена у каждого класса в разное время. Умным слогом написано, что надо исключить общение между детьми разных классов на переменах.
  4. Все в масках, везде санитайзеры, постоянная дезинфекция.

Дальше пункты перечислять нет смысла, достаточно этих четырех. А давайте представим, как школа должна выполнить то, что ей предписал Роспотребнадзор. Прямо с первого пункта и начнем.

Сократить количество детей в классах. Сделать это можно несколькими способами. Первый — частичный перевод на дистанционку. Как отбирать будем кандидатов? 99 процентов родителей не согласятся. Отпадает. Второй — увеличение количества классов. То есть из одного класса на 30 человек сделать два по пятнадцать. Сразу вопрос: это для тех школ, в которых в этом году был набран 1 «Ф»? Как градация будет — 1аа, 1аб, так?

Хорошо, пусть это будет маленькая школа на тысячу детей, как у нас. Как школе с тридцатью кабинетами разместить шестьдесят классов? Только в две-три смены, согласны? Пусть так. Но нужно согласие родителей, а они в третью смену не согласны. И на дистанционное не согласны.

Самое интересное – оплата труда учителя. Учитель работал один урок с классом из 32 человек и получал за этот урок 200 рублей. Теперь он будет работать два урока по 16 человек и будет получать по 100 рублей за увеличившуюся вдвое нагрузку? Учителя на это не пойдут, напишут жалобы, уволятся и будут правы. Тогда им надо коэффициент, как учителям английского, а это разорение государства. Государство на это не пойдет.

Хорошо, представим, что государство пошло на эти жертвы, представим, что учитель, имевший нагрузку 36 часов – две ставки, станет работать в два раза больше по подгруппам. Это 72 часа в неделю? 72 разделить на 6 дней это 12 уроков, на минуточку. Две смены по 6 уроков. Это смерть через 2 недели работы, а ведь еще классное руководство, отчеты, дополнительная нагрузка. Учителя уже на полном издыхании, потому что работают так ежедневно на дистанционке. Не все — только классные руководители, да еще русисты-математики, но те больше зрением жертвуют, проверяют присланные вотсапом сочинения, сфотографированные боком, плохой камерой, размыто. «А у меня лучше не получается». Шедевр, присланный мне недавно, — контрольная, щелкнутая мыльницей в три мегапикселя в темной комнате, боком, внимание, зеркально! Шедевр. Жаль не сохранила.

Ладно, отвлеклись от Роспотребнадзора. А зря. Мы разнесли в пух и прах только первый пункт. Понятно. Невыполнимо. Даже если они не заставят работать по 72 часа, а попытаются набрать учителей на такое количество часов, у них не получится, они своей политикой планомерного уничтожения учительской профессии изгнали из учителей 80 процентов тех, кто хотел бы и мог бы работать. Если только гастарбайтеров или студентов, или безработных без образования. Так сейчас можно. Представляете, да? Кто будет учить детей.

Пункт второй. Каждый класс в своем кабинете. Я в детстве так училась. Но у нас не было информатики. В принципе, выполнимо. Так началку изолируют, когда у них ветрянка. А старшие классы? А как же компьютерный класс? Рассадник вируса. В охапки ноутбуки, которых нет, а значит стационарные компьютеры и на урок в класс? А после урока на каждой перемене заливаем технику санитайзером? А физика с химией, там тоже лабораторные. Там как? Невыполнимо.

Пункт третий. В целях предотвращения общения детей между разными классами на переменах, каждый класс начинает урок в разное время, соответственно и перемена у каждого класса в разное время. Как они себе это представляют? Пусть на каждом этаже по 20 классов, которые по 15 человек, мы помним, да? Пусть уроки по 40 минут, а перемены по 5 минут. Стоп, еще надо учесть перемену на питание, минут 20, а в школе четыре этажа. Запретите детям бегать по этажам? Не сможете, а значит все 80 классов должны иметь разницу в начале занятий хотя бы в 5 минут. Кому не лень, посчитайте, если 1а начнет учиться в 8.00, 1б в 8.05, и.т.д., во сколько начнет учиться последний из 80 классов? Про две-три смены помните?

Как проводить урок, если каждые 5 минут в рекреацию высыпает на перемену очередной класс и начинает визжат и вопеть. Да, да, дети на переменах визжат и вопят, такая особенность у них. Они бегают, прыгают, толкаются, ругаются матом, визжат и вопят. Имеют право. А мы в этом гвалте работаем уже десятилетия. А тут урок. Сможете провести? Роспотребнадзор, наверное бы, смог. Он же не работал никогда с живыми детьми. А учителя не смогут. Зачем, главное? Если для предотвращения эпидемии, то дети перед входом в школу перецелуются толпой на входе, переобнимаются, перемацаются и перезаражаются. Прямо там, где они битком набьются на ступеньках школы, где им будет измерять бесконтактно температуру медсестра, одна на всю школу, и охранник будет напоминать каждому – надень маску, надень маску… Кто придумал вот это вот всё? Короче, невыполнимо.

Пункт последний — Все в масках, везде санитайзеры, постоянная дезинфекция. В масках не заставите вы детей ходить – снимут, я ответственно, как учитель со стажем заявляю, не заставите никак. Еще первый день будут ходить, потом будут снимать и прятать, как мы пионерские галстуки прятали. Отмазки про «а у меня нет маски», «а вы не имеете права, вы нарушаете мое право на обучение», «моя мама будет жаловаться в департамент, не имеете права заставлять», забыли? И еще, кто будет контролировать смену маски через три часа? Пушкин? А если учитель, кто будет доплачивать за эту обязанность? Санитайзеры вообще отдельная песня. На голове у скольких детей окажутся эти санитайзеры, сколько детей их выпьют или съедят, если гель? Это ж не Китай, это Россия. Невыполнимо и опасно.

Из всех пунктов реальны только два – частичная изоляция детей по классам, кроме некоторых предметов, ежедневная уборка школы и дезинфекция. Всё. Такие дела. Что скажете?

Источник: канал CHE_ на платформе Яндекс.Дзен


Что мы узнали о дистанционном обучении в 2020 году?

Прямой диалог

«Онлайн-обучение не должно восприниматься как средство для тушения пожара», — уверена эксперт Анастасия Белолуцкая.

chto-my-uznali-o-distantsionnom-obuchenii-v-2020-godu

Гибкость

Основным уроком, конечно, является то, что онлайн-обучение не должно восприниматься как средство для тушения пожара. Это штатный инструмент любого учителя, которым он может пользоваться по своему усмотрению. Настолько гибко, насколько это возможно.

Системность

Для того чтобы первый тезис стал реальностью, подход к изменениям должен быть системным. И технологическая оснащенность – только одна из сторон этой проблемы. Не менее важны экономические, управленческие и правовые механизмы. Приведу небольшой пример из статьи, которую вчера читала про финский опыт. Два учителя, которые ранее вели в двух разных пятых классах, после того как локдаун стал реальностью, решили, что им будет удобнее работать в паре, объединив учебные группы. Пошли по следующей схеме: 2–4 урока в день. Под уроком имеется в виду следующее: 20 минут – сессия с двумя педагогами в гугл мит (постановка задач, проблематизация, общие установки, повестка заданий), далее 50 минут самостоятельной работы школьников (есть чат для обратной связи), 20 минут – сессия с педагогами в гугл мит. Итого 1 час 20 минут – дети работают над учебной проблемой в таком режиме. 15 минут перерыв.

Далее история повторяется с другой проблемой/темой. Вот таких сессий в день может быть от 2 до 4 в зависимости от задач. Далее два педагога встречаются в Зуме и планируют совместную работу на следующий день. Также они решили, что для них оптимально двухнедельное планирование. И планы на 15 дней с примерной повесткой они высылали семьям, с которыми также была обустроена обратная связь для обсуждения прогресса каждого ученика.

Теперь внимание, вопрос: что нужно сделать с точки зрения управления, финансирования и правовых механизмов, чтобы все вышеописанное было не единичным подвигом отдельных героев, а могло осуществляться учителями легко, по их решению?

Что значит объединились в пару и объединили группы? А как им за это теперь платить? Что значит они планируют с учениками и отошли от поурочного планирования? А вдруг они не пройдут все учебные единицы? Надо сказать, к слову, что, судя по всему, лучше в этот кризис себя чувствуют те страны, у которых национальный стандарт носит рамочный характер, то есть описывает результаты на языке компетенций и умений, а не дают список произведений и теорем. Имея такую нормативную основу, учителю намного проще действовать гибко, более индивидуализировано и менять формы обучения под задачи.

Доступность

Мне кажется, к анализу разных удачных и неудачных примеров надо относиться не с той точки зрения, финский он и поэтому какое к нам имеет отношение, или липецкий и потому родной и близкий, а всегда задаваться вопросом: какие условия обеспечили успех? Является он естественным следствием грамотного системного подхода или героизмом, который вопреки? Вот министр Башкирии сегодня в той же передаче докладывал об успехах в части онлайна. Он же начал с того, что они отработали с операторами связи на уровне региона и обеспечили то ли 10-, то ли 20-, уж забыла, мегабитный канал. И с родителями работу системно построили (ну из доклада по крайней мере это следует). Не знаю, что скажут башкирские друзья в ленте. Может, с их родительской стороны это как-то по-другому выглядело. Но факт остается фактом: последствием кризиса станет усиление неравенства и расслоения по признаку доступности к качественному образованию. Те, кто был сильный по части онлайн-технологий, станет сильнее, те, кто был не оснащен и игнорировал уже давно очевидные тенденции, окажется совсем в хвосте.

Причем вопрос тут не только и столько в количестве имеющихся денег, а в том, куда и насколько разумно прикладываются усилия.

Вообще проблема доступности и онлайна очень интересная, двойственная. В принципе онлайн как раз увеличивает доступность. Именно для небогатых и отдаленных от качественных образовательных ресурсов. Надо только суметь это взять. А не пенять финнам, что они лучше только потому, что вот взяли и статью на английском в международном журнале написали. А наши в Липецке не написали. Почему, спрашивается?

Автор — Анастасия Белолуцкая, ведущий научный сотрудник Лаборатории развития ребенка ИСП МГПУ, кандидат психологических наук

Источник: Вести образования


Ученые рассказали, чем современные подростки отличаются от советских

Прямой диалог

Российские ученые из Психологического института Российской академии образования (РАО) сравнили характеристики современных подростков и их сверстников из 1989 года. Как это поможет понять современных подростков?

uchenye-rasskazali-chem-sovremennye-podrostki-otlichayutsya-ot-sovetskih

Директор института Павел Сергоманов отметил: американская теория поколений, дети «X, Y, Z» — это, скорее, историческое эссе, которое сегодня описывает поколения массовой технологической среды. Глобализация сделала эту теорию популярной, но при этом она не показывает, как меняются люди — их ценности, когнитивные способности, эмоции, самооценка и уровень амбиций.

Российское исследование заполняет эти пробелы. Так, по данным ученых РАО, современные подростки стали более амбициозными, они хотят достигать более высоких целей, «выше ценят и больше уважают себя». Подростки в итоге научились понимать, что к чему в этой жизни.

— У них более высокая познавательная активность, современная школа научилась понимать их намного лучше, — рассказал Павел Сергоманов. — Особенно велика, мне кажется, роль дополнительного образования — у нас оно одно из лучших в мире.

Ученые отмечают: самая большая разница между советскими и современными подростками — в их ответственности. Психологи считают, что нынешние старшеклассники предпочитают перекладывать ответственность на других. Правда, дело тут не только в инфантильности и неготовности к принятию важных решений.

— Современное общество и не требует от детей личной ответственности, максимально ограждает их от инициативных действий, — считает завлабораторией научных основ детской практической психологии Психологического института РАО Алла Андреева. — Так что современные подростки адекватны обществу, в котором они растут.

Ну и еще немного фактов. Сегодня ребята предпочитают жить в настоящем «здесь и теперь». При этом они более эгоистичны: у них серьезно возросла мотивация личных желаний. А вот желания «для ближайшего» заметно сократились.

— Массовая идеология другого социально-экономического строя оказывала влияние на советских подростков — «прежде думай о Родине, а потом о себе», — замечает Павел Сергоманов. — Не берусь оценивать, насколько это лучше или хуже.

— Жить в настоящем предпочитают свыше 40 процентов респондентов, — говорит Алла Андреева. — Это также соответствует тенденции удлинения подросткового периода. Они рассматривают свой возраст как мораторий на принятие «взрослых» решений. Говорят, что переживают сейчас лучшие годы своей жизни.

Что подростки 30-летней давности и сегодняшние ребята думают о школе? Сравнение данных показало, что советские школьники относились к учебе в основном равнодушно, как к «школьной скуке». А вот сегодня для старшеклассников школа — это буря противоречивых эмоций. При этом ученые отмечают, что современные подростки более любознательны и активны в познании.

— В общественном сознании сформировалось представление о том, что определение своего места в жизни находится в тесной связи с уровнем и качеством образования, готовностью осваивать новые знания и умения, — объясняет Андреева.

Исследование выполнено при поддержке Министерства науки и высшего образования, сообщает РИА Новости.

Источник: Российская газета, автор — Ксения Колесникова


Дистанционное обучение: хорошо или плохо?

Прямой диалог

Своим опытом работы в условиях «дистанта» делится учитель Александра Анцыгина.

distantsionnoe-obuchenie-horosho-ili-ploho

Очень часто так происходит, что жизнь ставит перед нами новые задачи или проблемы, которые надо решать… И порой на раздумье не бывает времени. Именно так произошло в этом учебном году, когда всем нам (учителям, школьникам и их родителям) пришлось моментально влиться и привыкнуть к новой системе обучения – дистанционной.

На мой взгляд, многие были просто не готовы к такому процессу обучения. Особенно это чувствовалось на первой неделе четвёртой четверти. Шквал звонков, недовольств, море отрицательных эмоций. Например, столкнулись даже с такой проблемой, как нежелание родителей устанавливать ту или иную платформу для проведения онлайн-уроков, а может, просто неумение это делать. Постепенно объясняя необходимость проведения уроков онлайн, доказывая, что это надо для успешного прохождения темы или изучаемого материала, удалось победить страх и успешно провести уроки. Как приятно было получить от родителей слова благодарности за добросовестное отношение к выполнению своих обязанностей как учителя.

Без сомнения, проведения уроков онлайн (дистанционно) – это совершенно другой формат работы в отличие от привычной классно-урочной системы. Стоит отметить, что многие из моих коллег не проводили ранее уроков онлайн. Их дистанционное обучение ограничивалось выдачей домашнего задания и его проверкой, после чего ребятам отправлялись оценки и комментарии к ним. А разве именно это подразумевает дистанционное обучение? На мой взгляд, нет. Но не стоит забывать о разных технических возможностях, как у учителя, так и у ребят (учащихся). Многие коллеги, особенно учителя-стажисты, не готовы к такому формату общения и придерживаются мнения, что лучше живых уроков в школе ничего нет и не будет. Наверное, они в чём-то правы. Все технические устройства и современные средства связи никогда не заменят живого общения «учитель-ученик».

Но несмотря ни на что, мы справились со всеми трудностями дистанционного обучения, увидели «плюсы» и «минусы» его обучения. В любом случае, это был опыт для всех нас. Дистанционно учиться – хорошо или плохо? На этот вопрос ответит время и сама жизнь, конечно.