Девушка в солдатской шинели

Бессмертный полк

На фотографии вы видите героиню моей зарисовки: апрель 1945 года, молодая, красивая Федора Селиванова, её юность выпала на тяжкие годы войны.

В далёком и грозном 1942 году, когда фашистские полчища рвались вглубь страны, по призыву ЦК ВЛКСМ девушки комсомольцы-добровольцы были направлены в Уфу, где формировался первый фронтовой комсомольский эшелон девушек Башкирии. Далеко позади остались их родные сёла. По боевому «пути» одной из них мы  и пройдём. Жизнерадостная, с задорным огоньком, умевшая сплотить вокруг себя молодёжь, отличавшаяся от других односельчан не только своими озорными песнями и плясками, но и умением отлично трудиться. В своём селе она заведовала избой-читальней, и поэтому всегда была в курсе тех событий, которые происходили на фронте. До них доходили нерадостные известия о тяжёлых боях на фронтах. В село пришла уже не одна похоронка. Враг бросал на фронт всё новые и новые силы, рвался вглубь  СССР, захватывая новые территории и разоряя города и сёла. И Федора ловила себя на мысли, что её место там, на фронте, где сможет принести ощутимую пользу своей Родине. Она начала штурмовать военкомат своими заявлениями о немедленной отправке на фронт добровольцем. Её терпеливо выслушивали, обнадёживали, но вновь и вновь отправляли  на рабочее место. И только в апреле 1942 года получила повестку.

Мечта сбылась. Но какие мечты у юности?  Конечно же, — совершить подвиг.

И вот она в Уфе, в составе колонны девушек-добровольцев, направлявшихся на фронт. До железнодорожного вокзала  шли под звуки духового оркестра. Провожала девушек вся Уфа. Все осознавали, что не всем будет суждено пройти тем же маршрутом после войны… Едва закончился митинг, была дана команда на построение. Загремел духовой оркестр, и колонна двинулась по уфимским улицам к железнодорожному вокзалу. Чеканя шаг, девушки выводили песню: «Дан приказ ему на запад, ей в другую сторону. Уходили комсомольцы на Гражданскую войну…».

До Сталинграда ехали две недели: железная дорога была забита военными составами. На крупных станциях загружались продуктами, иногда остановки были в степи или в лесу. В пути не было ни одного конфликта, ни одного нарушения дисциплины. Девушки чувствовали необычайную ответственность и были переполнены патриотическими чувствами.

— 10 мая прибыли в Сталинград, — вспоминала Федора Григорьевна. – Встретил он нас настороженный, притихший, приготовившийся к схватке. На лицах горожан мы не видели улыбок, не слышно смеха и люди разговаривали вполголоса. Какая-то тревожная тишина висела над городом. Враг превратил Сталинград в руины: горы железа, камни от разрушенных домов.

Сталинград. Девушки из Башкирии влились в армию защитников города. Сразу же на вокзале их распределили по воинским частям. Они занимали места в войсках ПВО, приобретали специальности зенитчиц, разведчиц, радисток, прожектористов, связистов.

После прохождения курса молодого бойца и принятия присяги Федора Селиванова начала свою службу разведчицей в 10-м батальоне ВНОС (воздушные наблюдения, оповещение, связь). (Вспомним девушек из произведения Б. Васильева «А зори здесь тихие…»). В чём заключалась её так называемая «работа»? На первый взгляд ничего особенного (хотя в военное время всё было очень важно).  От них, разведчиц, зависело очень многое: они по звуку определяли принадлежность самолёта, высоту полёта и в каком направлении он движется. С их наблюдательного поста передавали сведения зенитчицам, по одному звуку работающих моторов безошибочно могли определить приближающийся к позициям фашистский «Юнкерс» или «Хейнкель» и никогда не спутать с нашим ТБ-3… Какими они были? Мягкими, упрямыми, жесткими, добрыми, целеустремленными? Наверное, все эти качества вместились в один характер. Кто измерит, какой вклад внесли эти девушки в Победу? Массовый их приход в войска ПВО позволил высвободить и направить на передовую значительные подразделения солдат. Появление девушек в войсках принесло туда и нечто другое. Они своим примером добавляли мужества и храбрости солдатам. Рядом с женщиной, особенно на фронте, солдат не мог быть слабым.

Учили мгновенно ночью по гулу, днем по силуэтам в небе определять, летят свои или чужие. Разведчицы должны были увидеть, услышать воздушную цель раньше всех. Без ошибок определить принадлежность самолета и четко доложить командиру зенитной батареи о количестве самолетов в группе, сколько групп, тип самолетов, курс, высоту полета. Это и есть разведка воздушной цели. Казалось, усвоить это невозможно. Но командиры успокаивали: «Ничего, налетов с дюжину переживете, научитесь!».

Разведчицы воздушных целей стояли в особых окопах, вырытых для наблюдения. Стояли в полный рост, голова — на уровне земли, глаза, не отрываясь, смотрят через бинокль в небо. Выдержать можно было в таком положении не больше двух часов. Потом смена. Но после смены, не отдыхая, они подходили к зенитчикам и таскали ящики с пудовыми снарядами. А их было в ящике по четыре.

— Боевой пост, — продолжает свой рассказ Федора Григорьевна, — состоял из 5 девушек, расстояние до следующего поста было 5-6 км. Всю работу выполняли сами: восстанавливали связь, повреждённую во время бомбёжек, рыли себе землянки и «ямы подслушивания»: когда невозможно с поста определить звук самолёта, спускались в эту «яму», где бруствер задерживал все звуки, в том числе и звук самолёта. Кроме всего прочего готовили и котлованы, в которых проходили многочасовые наблюдения. Бывало, что уставали глаза, немели руки от постоянного напряжения. Всё своё «имущество» приходилось тащить на себе: катушка, кабель, противогаз, лопата, граната РГД, граната ручная, патронташ, вещмешок.  Это сейчас думаю, как же мы всё это таскали на себе, ведь было нам всем всего 18-19 лет. Но мы понимали, какая ответственность на нас лежит, и не роптали. Фашистские самолёты сбрасывали мины и листовки с призывом: «Сдавайтесь! Вы окружены!» Но никто не верил этому и надеялся, что скоро наступит перелом и погонять нечисть с нашей земли. Ежедневно выбывали из строя бойцы и прибывшие девушки, на их место заступали другие.

Что такое Сталинград осенью и зимой 1942 года? Об этом историки написали многочисленные тома.

Сталинград1942

По мере приближения вражеских войск к Сталинграду со всех наблюдательных точек девушек стягивали ближе к фронту. Но уже до начала великого сражения многим не суждено было вернуться в город. Были случаи захвата в плен: диверсанты переодевались в формы командиров Красной Армии и, ничего не подозревавшие, девушки попадали в лапы фашистов. С дрожью в голосе вспоминает Федора Григорьевна, что тот, кто всё время находился в Сталинграде во время осады города, никогда не забудет Сталинград в руинах, вспышки ракет, зарево пожарищ, грохот разрывов.

Немецкие самолеты тучами пытались прорваться к Сталинграду, они хотели стереть Сталинград с лица земли. Но каждый раз небо прорезали лучи прожекторов, которыми управляли девушки. Метались в небе вражеские самолеты и, сбитые по точной наводке, падали вниз. Сколько самолетов не долетели до цели? Подсчитать невозможно.

Федора Селиванова и многие другие девушки из Башкирии служили в 62-й армии под командованием генерал-лейтенанта (впоследствии ставшего Маршалом Советского Союза) В.И. Чуйкова. 10-й батальон ВНОС  был рассредоточен на Мамаевом кургане. Даже при произнесении этих слов веет героическим, бесстрашным и историческим.  Это высота вошла в сводки информбюро и, как сказал В.Боков «в том кургане похоронена война».

— Враг понимал, — продолжает свои воспоминания Федора Григорьевна, — что, завладев Мамаевым курганом, он будет господствовать на Волге и для достижения этой цели не жалел ни сил, ни средств. Мы, в свою очередь, понимали, что во что бы то ни стало должны удержать Мамаев курган. На нас враг сбрасывал авиабомбы, долетали артиллерийские снаряды, но приказ командира батальона Дмитрия Комова всегда выполнялся: с поста ни на шаг. Мы и не задумывались о том, что можем погибнуть в любую минуту. Даже во время сильных снегопадов здесь земля оставалась чёрной, словно только что вспахали.

Высота 102-я врезалась в сознание Федоры Григорьевны и осталась на всю жизнь. Здесь, в Сталинграде, на Мамаевом кургане, на этой высот е ковалась её ненависть к врагам, отсюда началась её героическая военная биография, которая повела её, юную разведчицу, по дорогам, ведущим в Белоруссию. Отличник ПВО Федора Селиванова продолжала свою «работу» в г. Барановичи. Здесь она так же «охотилась» за вражескими самолётами, делала всё то, что требовали от неё условия военного времени.

Каждой третьей девушке из того эшелона девушек-добровольцев не удалось вернуться домой. Это о них, о комсомолках из Башкирии писал в своих воспоминаниях Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский: «Когда я думаю, что совершил народ в те суровые годы, меня особенно восхищает стойкость советских женщин. На их долю выпали жестокие испытания в таком неженском деле, как война»

Свой победный 1945 год она и встретила в Белоруссии. Демобилизовалась только в сентябре 1945 года. Встречу молодого бойца Красной Армии помнят до сих пор: стройная, красивая, с многочисленными наградами на груди. Было чему позавидовать: вернулась домой, в своё родное село, сумев выйти из ада войны живой и невредимой, сохранить себя, не ожесточиться от всего увиденного и пережитого. После суровой войны Федора Григорьевна заняла достойное место в жизни. Искренней и сердечной, принципиальной, жизнерадостной, живо интересующейся всем новым, — такой она запомнилась.

Три года, как говорится, от звонка до звонка прослужила в армии: шагала дорогами войны, вынесла на своих плечах все тяготы фронтовой жизни.

— Главное, что сохранила наша память, так это то, что у нас всегда было чувство уверенности в победе, — говорит Федора Григорьевна. — Мы не считаем себя героями, мы лишь ответственно выполняли работу, которая на нас была возложена.

Может быть, её спасло то, как горячо желали ей земляки возвращения, провожая на фронт, может быть, спасли их слова напутствия и любви, посылаемые вслед уезжающим матерями. Она вернулись и, вливаясь в мирную жизнь, трудилась уже на трудовом фронте. А в 1946 году с фронта вернулся Фёдор Асанбаев, который всю войну крутил баранку. И как узнать, кто же из них первым зажёг огонь любви (прим. автора: свои чувства, бережное отношение друг к другу они сохранили до конца своей жизни).

Под стать своей мужественной жене был и Асанбаев Фёдор Матвеевич, который в мирное время стал Героем Социалистического Труда, Кавалером орденов Ленина и Октябрьской Революции. Эти награды Фёдор Матвеевич делит со своей супругой, которая стала его верным и преданным спутником на всю жизнь. И их жизнь, скреплённая навсегда взаимным уважением, повторяется в детях и внуках.


Добавить комментарий

Читайте по теме: