Мой легендарный дед

"Память сердца"

Светлана Алтынникова

Знакомьтесь, наш дедушка и прадедушка – Иван Дмитриевич Лоскутников. На действительную службу в армию ему пришла пора  призываться военной осенью 1941 года. К тому времени дедушка около года работал токарем в небольшой мастерской Катангарского лесоучастка, и ему как опытному и единственному специалисту хозяйства начальство лестранхоза выхлопотало бронь, повестку молодому призывнику так и не пришлось увидеть. Но недолго пришлось попользоваться отсрочкой, всего каких-то полгода, а в марте 1942 –  снова повестка в райвоенкомат. И нашего дедушку Ивана вместе с группой других призывников направляют на Калангуйский рудник, который в годы войны был единственным поставщиком в стране плавикового шпата для выплавки стали на металлургических предприятиях.

Лоскутников встал за токарный станок, выполняя сложные заказы для нужд предприятия. И только в декабре 1942 солдат Лоскутников попал под Саратов. Он – один из забайкальцев – попал в 3-й дивизион 436 артиллерийского полка. Первое боевое задание Иван Дмитриевич получил под Курском. Необходимо было срочно установить потерянную связь со штабом полка, который находился в полусожжёной деревне Снегирёво. Надо было разыскать её и доставить туда секретный пакет. Только перед рассветом попал связной в штаб полка. А когда Иван явился в свою часть и доложил о выполнении задания, ему сказали: «Будешь отныне разведчиком-наблюдателем артдивизиона».

Боевое крещение наш дедушка получил при освобождении Дмитриева-Льговского, перед началом величайшего сражения на Курской дуге, где в течение многих недель велись бои местного значения. Однажды штаб их дивизиона попросил срочно достать «языка». Вместе со своим фронтовым другом – сибиряком Кобяковым и ещё несколькими бойцами соседнего дивизиона Иван попросился в разведку. В первую ночь разведка сходила неудачно. И только на вторую ночь переднюю линию обороны немцев разведчики пересекли без шума, и противник их не заметил. В одной из землянок послышалась немецкая болтовня, охрана была слабая. Нашим разведчикам попался на глаза тучный обер-лейтенант. Мгновенный прыжок, и немца связали, а землянку забросали гранатами. Тащить  на себе «языка» до передней линии окопов надо было несколько сот метров, и тут случилось непредвиденное: немецкий обер-лейтенант вдруг начал вырываться, громко кричать. Разведчик Кобяков, не рассчитав свои, ударил фрица по голове так, что потом его так и не смогли привести в чувство. Но все обошлось благополучно, группа прикрытия (Иван был в этой группе) обеспечила успешное возвращение разведчиков к своим, несмотря на большой переполох и бешеный огонь противника. При немецком офицере оказались ценнейшие секретные документы, и они помогли нашему командованию разгадать замысел противника на данном участке фронта. За эту операцию рядовой И.Д.Лоскутников был представлен к первой своей награде – медали «За отвагу».

Из под Курска их часть двинулась вперед и с боями вышла севернее Киева, в местечко Димер. Предстояло форсировать огромную водную преград – реку Днепр. У бойцов артдивизиона уже накопился немалый фронтовой опыт. При форсировании Днепра проявили солдатскую смекалку: нашли в прибрежных кустах старую, рассохшуюся рыбацкую лодчонку, наскоро законопатили тряпьем дыры и трещины, и несколько бойцов, в том числе Лоскутников, под ураганным огнем противника одними из первых начали переправляться на противоположный правый берег Днепра. Счастливчикам удалось закрепиться на небольшом клочке берега и начать корректировать огонь своих батарей. Плацдарм удерживали до того, как наши танки переправились через Днепр. За форсирование Днепра молодой воин получил вторую боевую награду – медаль «За отвагу». После освобождения Киева, городов: Житомир, Коростень, Ровно, Львов и других 112-я стрелковая дивизия стала именоваться Рыльско-Коростеньской Краснознаменной ордена Богдана Хмельницкого дивизией, а 3-й артдивизион переименован в 156-й отдельный противотанковый дивизион. Было чем гордиться воину-забайкальцу. Под городом Ровно развернулись ожесточенные бои, в одном из них Иван Дмитриевич на время оставив свои боевые орудия, ходил с бойцами в атаку, где проявил смелость и мужество, за что был награжден орденом Славы 3-й степени и получил звание сержанта. Боевой путь отважного воина-разведчика теперь продолжался по территории братской Польши, а оттуда война перешагнула уже на территорию Германии.

Их часть дошла с ожесточенными боями до Верхней Силезии. В январе 1945 года форсировали реку Одер, используя опыт при форсировании Днепра и Вислы, переправились на самодельных плотах, применив пустые деревянные бочки. За эти боевые действия у сержанта Лоскутникова прибавился второй солдатский орден Славы 2-й степени. Принимал наш дед участие в уничтожении крупной группировки немцев под Бреслау, где взято было в плен 92 тысячи немцев. Здесь закончился боевой путь воина.

Не сразу после окончания войны смог демобилизоваться Иван, почти год он ещё нёс службу в Австрии и в Венгрии и только летом 1946 года возвратился в родное Забайкалье, в Тарбагатай, устроился токарем  в Хохотуйский лестранхоз. Вырастил двух сыновей и двух дочерей. Бессменно нес трудовую вахту до ухода на пенсию в 1980 году, но продолжал по возможности трудиться токарем в мастерских Катангарского лесокомбината. За самоотверженный труд Иван Дмитриевич награждался Ленинской юбилейной медалью, медалью «Ветеран  труда», значками отличника социалистического соревнования разных пятилеток, многими Почётными грамотами. Он – автор нескольких ценных рационализаторских предложений. Своему легендарному деду я посвящаю эти строки:

«За мирное небо,

За солнце в окне

Спасибо, мой дедушка,

Слава тебе!

За  то, что с боями ты брал «языка»

Был первым везде, не боялся врага

Ты насмерть стоял на той страшной войне

Спасибо, мой дед и слава тебе!

Мы, внуки и правнуки, дети твои,

Твой подвиг вовек не забудем.

За чистое небо, за мир на Земле

Спасибо!Спасибо!Спасибо!»

Добавить комментарий

Читайте по теме: