Илья Давидович Гатиев. «Вся жизнь его была подвигом»

Бессмертный полк

Светлана Абаева рассказывает о подвиге великого полярника Ильи Гатиева.

Илья Давидович родился 2 августа 1904 года в Христиановском (ныне Дигора) в крестьянской семье. Его отец — Дафа, мать — Носта Сабанова. Отец умер, когда Илье было три года. Учился в сельской школе, которую окончил на отлично. В свободное от учебы время он помогал матери в домашнем хозяйстве. Жили очень бедно, поэтому решили, что одному из сыновей все-таки надо выучиться, а остальные будут смотреть за родителями».  В 1926 году по комсомольской путевке он уезжает в рабфак Ленинградского горного институт.

Успешно его окончив в 1929 году, он поступает в Горный институт в Ленинграде. Теоретические знания были подкреплены практикой в Уссурийском крае, на Новой Земле, на Северном Кавказе.  В 1934 году Илья Давидович получает специальность инженера-геолога по поискам и съемкам.

Обладая необычным чутьем, которое подсказывало, где искать полезные ископаемые, Гатиев открывает важные для экономики страны месторождения. По ходатайству Всесоюзного института Арктики именем студента Гатиева называют мыс в архипелаге новая Земля. О его великолепной работе на практике свидетельствует этот факт. Никто из геологов в 28 лет еще, будучи студентом, не удостаивался такой чести, как он .

В 2003 году в Санкт-Петербурге была издана книга главного научного сотрудника института геологии и минеральных ресурсов мирового океана, Г.П. Аветисова «Имена на карте Российской Арктики»

Эта книга посвящена полярникам, имена которых есть на карте Российского сектора Арктики. Среди них достойное место занимает Гатиев Илья Давидович.

Читаем в книге:  «О его великолепной работе ярко свидетельствует тот факт, что мыс Гатиева на карте Новой Земли появился именно в 1932 году, то есть название было дано в честь студента. Случай беспрецедентный!» В 1935 году его назначают начальником 1-й Чукотской экспедиции, а затем и геологоразведочной.

О выдающемся геологе, Илье Гатиеве рассказано в книге «Полярники в Отечественной войне» под редакцией легендарного арктического исследователя, дважды героя Советского Союза, контр-адмирала И.Д. Папанина, которая была выпущена в 1945 году издательством Главсевморпути в Москве.

Выдержки из книги: «Не раз приходилось видеть Гатиева, казалось бы, в безвыходном положении. Но никто его не видел растерянным и бездеятельным.

Как-то летом 1936 года медведи разорили половину продовольственных баз…  Пришлось перейти на голодный паек. И самым последним при получении этого пайка был Гатиев. Получит-отдаст самому усталому: «У нас на Кавказе такой обычай!»

В этой же книге на стр. 171: «Не каждый может лазить по горам…  А Гатиев мог. Идет, заложив свободную руку за спину. Камни как назло, лезут острыми краями вверх. А Гатиев шагает по ним легко и непринужденно, неторопливой походкой горца. Идет себе и приговаривает: «Это что! Вот у нас на Кавказе…»!

В 1937 году по предложению начальника Главсевморпути О.Ю. Шмидта он подготовил отчет для представления в Наркомат тяжелой промышленности СССР “Материалы по оловоносности Северо — Восточной части Чукотского полуострова».  (Рисунок 6) Это была секретная информация.  Отчет имел гриф «Не подлежит оглашению». 1938 году Гатиевым подготовлены два крупных научно-производственных отчета: “Полиметаллическое оловосодержащее месторождение Сердце-Камень и мышьяково-полиметаллическое месторождение “Сышан” (в соавторстве с А.В.Андриановым) и “Геология и полезные ископаемые бассейна р. Чевтун и прилегающих районов (Чукотский полуостров)”.

В 1940 году Гатиев перешел  на работу в Горно-геологическое управление. Занимал должности заведующего научно-исследовательским отделом. В том же году за выдающиеся заслуги в деле освоения Северного морского пути и районов Крайнего Севера Гатиев был награжден орденом «Знак Почета» с присвоением звания  «Почетный полярник»

Все это он успел за 6 лет после окончания института!  В феврале 1941 года он вернулся в Ленинград для продолжения научной работы в своем вузе. Но вскоре началась Великая Отечественная война. Илья Гатиев уходит добровольцем на фронт.  Еще раньше ушел на войну его младший брат, Георгий. Ему было 29 лет

Именно это его заставило отказаться от брони, которую давали во время войны геологам.

«Илья Гатиев — доброволец Красной Армии, командир саперной роты — ушел на самые передовые позиции. Бесстрашие и ловкость пригодились ему здесь, как нигде.

Со своим подразделением, минируя подступы к нашим  укреплениям, они шли, очищая от вражеских мин путь для атаки. Он совершал чудеса. Пули щадили его, как это часто бывает с храбрецами. Он искренне верил в свою «счастливую звезду», и его бойцы готовы были идти за ним куда угодно…

При одном из налетов вражеской авиации командир саперной роты,  Илья Гатиев был смертельно ранен осколком авиабомбы. «…Как настоящий мужчина он всегда там, где труднее всего, его, человека сильного характера никто и никогда не видит растерянным или бездеятельным в самых трудных ситуациях»

Сколько же еще пользы он мог принести своей стране, если бы его жизнь так рано не оборвалась! «Жизнь его блеснула, как звезда на небосклоне, и оставила неповторимый след ».

В декабре 1941 года в институт Арктики приходит письмо от фронтового друга  Гатиева, Тебенькова Василия Прокофьевича, где он сообщает о трагической гибели фронтового друга. “…С болью в сердце должен Вам сообщить о трагической гибели нашего общего друга и товарища Ильи Давидовича Гатиева. Вот уже целую неделю я не нахожу себе места и не могу забыть ту несчастную картину, свидетелем которой мне довелось быть. Случилось это несчастье около 15-16 часов 30 ноября в деревне Бугры, что на южном берегу Ладожского озера….Бомба большой силы упала буквально рядом с И.Д…. Осколками поражена левая половина тела… Осколок переломил ему ключицу, разбил и смял орден и тут же, под орденом, ушел в грудь, прямо в сердце…“ Так писал его товарищ по работе в ВАИ В.П.Тебеньков, единственный из ополченцев, переживший войну.

Такое же письмо Тебеньков В.П. направил супруге Гатиева-Чабахан Хациевне Гуацаевой.

Боевые товарищи похоронили его с солдатскими почестями у подножия березы на опушке леса в районе Новой Ладоги. Тебеньков составил схему участка, где была расположена могила.

Спустя годы, 13 февраля 1987 года, останки нашего земляка и других погибших в этом районе были перенесены в братское воинское захоронение в поселке Синявино – 1, Ленинградской области

Здесь похоронено  28959 человек! На сайте «Синявино-1» мемориальной плите мы нашли в списке: Гатиев  И.Д. — под №1117

В мирное время  это не укладывается в голове!

Вот она жестокая, правда, войны!!!

В Списках имен, выбитых на мемориальных плитах братского воинского захоронения в поселке Синявино, мы нашли осетин. Может родственники погибших считают их без вести пропавшими? Это — лейтенант Елканов И.Д. и сержант Сланов Х.Д.

Через много лет друг Ильи Давидовича геолог, полярник В.П.Тебеньков передал сыну Гатиева, Володе остатки ордена «Знак Почета», пробитого  осколком, который оборвал короткую, но яркую жизнь его отца, Гатиева И.Д.

Память о выдающемся геологе полярнике, сапере увековечена в Санкт-Петербурге на памятной стене возле Арктического, Антарктического института, на мемориальной доске в здании ВНИИ Океан-Геологии, на сайте «Память народа» http://podvignaroda.mil.ru.

Ему было всего 36 лет! Вся его жизнь была подвигом. Его знания, эрудиция, твердость характера, доброжелательность, умение работать с людьми в сочетании с самозабвенным трудом, фанатической преданностью работе арктического полярника, настоящего сына своей Родины, заслуживает того, чтобы его имя было увековечено на его малой Родине, в Дигоре!


Добавить комментарий

Читайте по теме: