Просто хочу тишины…

Лучшие материалы школьных СМИ

Очерк Яны Сороки занял 2 место на конкурсе школьных СМИ «Будущее журналистики».

Моим одноклассникам посвящается

Скоро Новый год, мы сидели в классе и бурно обсуждали, как и кто собирается его встречать, до уроков и оценок совсем не было дела. Валентинка (наша классная, так мы ее называли) зашла в класс и объявила: «У нас с завтрашнего дня будет учиться новенькая». Разговоры переключились на эту тему. Новенькая, кто такая? Из какой школы? Как учится? Симпатичная или нет? Последний вопрос интересовал исключительно мальчиков. Варианты были разные, какая она, но решили дождаться завтра и всё увидеть своими глазами.

Утро, первый урок, помню — это была литература, все с нетерпением ждали, когда же она появится эта новенькая, звонок прозвенел, а она так и не появилась. Все, как всегда — открыли тетради, но слушать и писать не хотелось, Новый год не давал покоя, думала, куда мне лучше пойти его встречать? Дверь открылась и на пороге стоит Валентинка, кто-то оторвался от тетрадей, кто – то от своего телефона, я от своих мыслей. Валентинка сказала: «Наша новая ученица – Наташа Елисеева, прошу любить и жаловать!» Классная отошла в сторону и зашла она. Белокурая, не худенькая, с формами, довольно высокого роста, почти без макияжа, довольно милое лицо, одета просто. Она зашла и  сказала: «Здравствуйте!» и села за последнюю парту, там обычно сидит Максим, но его сегодня не было. Про себя я отметила, говорит тихо, глаза, почему то и взгляд растерян, видимо тихушница, сделала я вывод и написала  в сообщении Ленке. Ленка мне ответила, кто знает, как бывает в тихом омуте…

***

Первые дни она держалась в стороне, отвечала, если ее об этом спрашивали, училась старательно, но уже оставались считанные дни до конца первого полугодия, рвения к учебе особо ни кто и не проявлял, даже наша Васильева, которая кроме учебников, занятий с репетиторами и различных курсов, ни чего не видела, да и видимо не хотела. Из обрывочной информации от нее самой и Валентинки мы узнали, что она приехала с Украины, что жила и училась, где то под Луганском, но что нас повергло в шок, она второгодница! Почему? В чем причина? Кто или что не дало ей закончить девятый класс? Вроде вся такая приличная, тихая, скромная, как то не вязалось это все с тем, по какой причине остаются на второй год.

***

Последняя неделя года пролетела очень быстро, всегда так, куча дел, событий и желаний. Обожаю это время! На последнем классном часе Валентинка объявила оценки, поздравила, пожелала хороших каникул, предупредила о том, чтобы все праздники прошли тихо без инцидентов и отпустила. Решили классом пойти и «отметить» данное событие в кафешку, собралось нас не много, я спросила: «Новенькой скажем? Или без неё?» Решили предложить, но она не согласилась, сославшись на том, что ей нужно сидеть с младшим братом, мама подрабатывает. Я помню, мне, почему то очень хотелось, чтобы она с нами пошла, хотелось бы по больше узнать о ней. Почему? Сама не знаю, то ли женское любопытство, то ли потому, что в ней было что – то такое, чем она от нас отличалась.

31 декабря меня тоже ждало разочарование, родители уезжали к своим друзьям, на меня оставили бабушку, она хоть у меня и «боевая» старушка, но днем нужно было к ней зайти, проверить, проведать, поговорить, выслушать ее наставления, кучу примеров из ее жизни на тему «А в наше время…». Я ее конечно очень люблю, но быстро уйти от нее не получается, вот и в этот раз, все затянулось порядком, а мне нужно было бежать домой, готовиться к новогодней ночи. Отмечать мы планировали у Ленки, компания так себе, но вариантов у меня не было, согласилась. Сказав моей бабуле: «Пока!», я побежала быстрее домой, по дороге нужно было зайти в магазин. Выбежав из подъезда, я чуть не сбила с ног Наташку, нашу новенькую, она шла со своим младшим братом. Я засмеялась, извинилась, спросила дежурную фразу: «Как дела? Где Новый год отмечаешь? Здесь живешь?» От нее узнала, что живет  в соседнем с моей бабулей подъезде, они снимают квартиру, что Новый год она встречает дома с младшими братьями, их у нее двое. Я помню, что обратила внимание на глаза ее брата, они мне тоже показались какие — то грустные, да и он, увидев меня, уткнулся в колени сестре. На этом мы и разошлись.

***

Вот так бывает, когда чего-то очень ждешь, получается не так, как хочется. Это мой вариант, так и случилось за шесть часов до наступления Нового года. К Ленке я не пошла, должен быть там тот человек, которого я не хотела видеть, тем более в новогоднюю ночь. Сказав, что у меня есть более подходящий вариант и скучать я не буду, включила телевизор. И тут я вспомнила про Наташку, она ведь тоже одна, да и меня так «распирало» желание узнать о ней больше, что я решила, зайду к бабушке, поздравлю ее с наступающим, и в соседний подъезд, а там найти уж точно смогу. Так я и сделала. С бабушкой, как ни странно, все прошло довольно быстро и без лишних слов. А вот найти Наташку было сложнее. Набрав в домофон первую попавшуюся квартиру и сказав о том, кого я ищу, услышала: «Ясно, нахлебники, понаехали к нам из своей хохляндии, что там не живется, гнать их надо отсюда, а не жить оставлять!» Но дверь открыли, осознав то, что я услышала, дальнейшие поиски вызывали сомнения, но я решила идти до конца. Но как бывает в жизни, люди разные, вот это как раз и есть тот случай, позвонив в квартиру на первом этаже, услышала абсолютно другое: «Да, есть такие, Елисеевы, трое детей, натерпелись то сколько! От войны бежали, кое-как до нас добрались! В 34 живут, трое детей у них, эти?» «Эти»: тихо ответила я и стала подниматься на четвертый этаж. А в голове уже была куча мыслей, от какой войны? Куда бежали? Почему? Чего натерпелись?

Дверь открыла она – Наташа, я была удивлена тем, что на ней был домашний халат, тапочки, что не вязалось с тем, что до наступления Нового года оставались считанные часы. «Проходи!» — сказала она, улыбаясь, я одна, мама уехала в Луганск, папа на работе, они на мне, мои мальчишки. Я зашла в квартиру, маленькая, но все чисто и уютно, младший уже спал, а старший сидел у телевизора, «Ирония судьбы» была близка к завершению. Я объяснила Наташе, что хотела позвать ее к себе домой, встречать Новый год, но поняла, что это не возможно. На что она мне предложила: «Оставайся у нас, вот и встретим Новый год!» Я не задумываясь, согласилась. Мы пошли на кухню, Наташа поставила чай, она молчала и я тоже, была какая — то не ловкость в этом молчании. Я решила ее спросить, как ей новая школа, как одноклассники. Разговор завязался, чему я была очень рада. Но мне хотелось задать главный вопрос, почему они приехали так далеко, к нам на Урал, что заставило их покинуть свой дом, работу родителям, друзей и родственников. Чай был готов, мы сидели на кухне, и я решилась, спросила то, о чем так долго думала.

***

…о первых военных действиях я узнала, вернее, услышала от родителей, папины родственники жили в соседней станице, были разрушенные дома, но жертв не было. А потом был конец лета, готовились к 1 сентября, выпускной класс, хотелось, чтобы он нам запомнился. Сценарий был отличный, мы много шутили и смеялись, как хорошо все придумали! Наступило первое сентября, но полных дней мы проучились, наверное, с неделю, а потом…, потом началась война. Все чаще слышались взрывы, в школу стало ходить не безопасно, сначала сказали, что отдыхать будем до конца сентября, но в том году мы больше не учились. И чем дальше, тем становилось страшнее, на улицу не выходили, боялись обстрелов, соседние станицы были уже почти разрушены. Наша школа совсем закрылась, а через два месяца в нее попал снаряд, страшно было видеть свой класс, через разрушенную взрывом стену. Были дни, когда мы с братьями и мамой сутками сидели в подполе, у нас хороший большой дом там был, мы подвалоборудовали как могли, папа приносил еду, одежду, сложно было, Максимка совсем маленький, боялся очень, а Сережа, тот мал совсем, не понимал происходящего. С одноклассниками общались мало, сложно было и страшно выйти из дома, не знаешь, когда начнут стрелять, да и родители не отпускали. Общались, пока была сотовая связь, а потом и ее не стало. Знаю, что их наших 12 мальчишек трое ушли в ополчение, хоть и лет то им совсем ведь ни чего, мальчишки. Мои друзья стали разъезжаться, кто куда, кто к родственникам, кто как мы- беженцами. Папа до последнего сопротивлялся, не хотел уезжать, но когда соседний дом был полностью разрушен снарядом, решил, что и нам пора. Стали собирать вещи, но, сколько их можно увезти? Взяли самое необходимое. А обстрелы становились все чаще, а нам становилось все страшнее. Ночью часто делала вид, что я сплю,  сама прислушивалась, нет ли снова обстрела. Максимка очень боялся, перестал разговаривать, часто плакал, мама очень переживала за него. Помню нашу улицу до войны: зеленая, светлая, красивые дома, цветы у каждого дома, а дальше наша школа, ее видно было, если чуть отойти в сторону. Однажды, я встречала маму с почты, стояла и плакала, что стало, с нашей станицей, я помню ее другой… Разрушенные дома, местами выжженная земля, редкие прохожие с угрюмыми лицами и еще осень…серо, грустно и страшно. Я так хотела тишины!

О том, что мы уезжаем, узнали за два часа до отъезда, срочно сказали собираться и быть на площади у Дома культуры. С собой не взяли почти не чего, уезжали, оставив все, что было, главное было уехать, спастись самим, выжить. Ну а дальше на автобусах, полных таких же, как мы семей до Ростова. В автобусах было очень тихо, ни кто не разговаривал, даже плакали тихо, а дети, как зная тоже молчали. В Ростове мы пробыли не долго, там нас определили на жительство в детский лагерь, а потом нас отправили к вам на Урал, вернее к нам на Урал. Выбирать не приходилось, так мы оказались в Каменск – Уральском, там жили два месяца, но работы для папы не было. Предложили Первоуральск, работу на железной дороге, они с мамой решили уехать. Вот так я оказалась в Первоуральске, в нашей школе и стала твоей одноклассницей. А как живется? До сих пор сложно, Максимка редко улыбается, до сих пор не смеется, хотя стал смотреть мультики, а гулять тоже боится, вдруг обстрел? Мы ему не можем до сих пор объяснить, что этого здесь быть не может. Однажды мы гуляли и в нашем дворе была свадьба, шумная компания устроила фейерверк, началась стрельба…Максимку кое-как успокоили, сейчас ходим к психологу, думаем, что поможет.

На кухне стало тихо, а я думала о том, что в нашей школе учатся дети разных национальностей и стран, и всем хорошо, все дружат, общаются. Ширин из Армении, из 10-а, его любят полшколы девчонок, Мусоджон из Душанбе, поет так, что заслушаешься, узбечка Латифа из Узбекистана, так умеет танцевать свои национальные танцы, просто залюбуешься, хотя совсем еще маленькая. А сколько их таких своих! Татары, башкиры, цыгане все они наши, уральцы, все мы живем в одной стране,  и место всем хватает. И Наташке тоже хватит места, и Максимке и многим – многим другим. Главное, чтобы всем было спокойно и тихо.

А Новый год уже наступил, за окном гуляли шумные прохожие,  стоял остывший чай, стол наш был совсем не новогодний, падал тихо снег, а мы думали каждая о своем и об общем. Прогремел за окном салют, сначала грохот, а потом яркие красивые шары разлетелись по ночному небу. И я подумала, пусть в нашей жизни будут только такие взрывы, которые приносят праздник, но обязательно, чтобы потом было тихо…Я ведь тоже люблю тишину.


Добавить комментарий

Читайте по теме: