Трудные годы войны

Бессмертный полк

Любовь Докшина рассказала Валерии Басниной о непростой жизни на селе в годы войны.

Докшина Любовь Григорьевна – жительница военного городка № 9 (Савватия Котласского района Архангельской области). В гарнизоне знают эту женщину все и уважительно называют Григорьевна.

Старая женщина вспоминает то далекое время не спеша: почти 76 лет прошло с начала Великой Отечественной войны.

В июне 1941 г. Любе Докшиной из деревни Липово Ямского с/с не было еще и 11 лет; семья была большой: пятеро братьев и две сестры. Недалеко от поселения располагался колхоз «Ворошилово»: были в нем овцы, коровы, лошади. «Отец работал с конями, — вспоминает наша собеседница, — часто он, строгий, но справедливый, просил меня набрать ягод на обед. Собирала я голубику, потом мы ее парили в печи. Я всегда помогала матери по хозяйству, нянчилась с младшими детьми. В детские годы игрушек было очень мало. Изредка отец привозил из Котласа какую-нибудь незамысловатую безделушку-каталку». Любовь Григорьевна помнит, как пеленала своего кота и играла с ним, кормила его; как весной с подружками ловила майских жуков.

Когда отца забрали на войну, Любовь стала пасти овец. Работа была непростая: нужно было следить за стадом с семи утра до семи вечера, на обед – пол-литра молока. Потом и этого не стало. С началом войны из колхоза забрали всю живность. «Летом стала принимать молоко, — говорит Любовь Григорьевна, — но число коров всё уменьшалось, а работать было надо. Стала я помогать взрослым: то сено пошлют загребать, то траву в яме топтать (силосовать), то навоз возить на телеге. Иногда с девчонками рвали лён».

Зимой липовские подростки ходили в школу, которая находилась за три километра от деревни, а с приходом тепла работали, помогали чем могли. Люба Докшина закончила всего шесть классов, в седьмой не пошла: необходимо было работать, и она стала мыть в школе полы. Особенно тяжело было намывать лестницы – их-то и проверял очень тщательно директор школы Вениамин Павлович. Он же иногда разрешал девчушке ночевать в школе, угощал пшенной кашей.

Ели в военное время главным образом то, что находили в поле: рвали щавель, песты, клевер, иногда пили молоко. Хлеба давали мало. Особенно любили собирать сосновый сок, его ели с толокном.

Продуктовые налоги были велики. Яйца, молоко, мясо отдавали государству. Если количества продуктов не хватало для сдачи налога, доплачивали деньгами. Сам не съешь, а государству отдай. «Всё для фронта, всё для победы!» — вспоминает военный лозунг Любовь Григорьевна.

«Последний день войны в Котласском районе был светлым и солнечным, — с улыбкой рассказывает женщина. – Кто-то сказал тогда: «Война закончилась!» Все обрадели (обрадовались – прим. авт.). Отец наш с войны не вернулся, старший брат стал в доме за хозяина. Хорошо помню, как мама трясла рубаху отца и плакала».

По окончании войны Любовь Григорьевна с девушкой-сиротой Павлой стала работать на железной дороге. Жили у железнодорожного мастера. Одному мужчине, работавшему на стрелках, девушки понравились, и в марте он пришел свататься к Любови, но она отказалась. Позднее, в 1953 году, они все же поженились и переехали жить в Савватию. Воспитали дочь Валентину и сына Николая.

По сей день живет рядом с нами эта простая, скромная женщина, труженица тыла, горько сетуя, что на старости лет осталась одна, поэтому и поговорить не с кем (телевизор смотреть не любит, потому что «там всё врут»). На жизнь не жалуется, радуется приходу гостей, с которыми любит пошутить и посмеяться. Правда, здоровье уже не то, что прежде: плохо видят глаза, подводит слух, что-то стирается из памяти, но особенно болит душа за молодых, которые «живут теперь как-то обособленно, для себя, без доброты».


Добавить комментарий

Читайте по теме: