«Кадетские училища» для российской науки

Тема дня

Эксперт рассуждает о появлении и быстром росте в России кадетского образования. Что за этим стоит и так ли это выгодно?

Если кому-то нужны кадры или настоящее образование, то не стоит надеяться на нынешнюю школу. Это осознают и отдельные граждане, привлекающие репетиторов с первого класса и переводящие детей на семейное обучение, и университеты, открывающие свои гимназии и колледжи и даже министерства. Наиболее значимым проектом такого рода является создание сети президентских кадетских училищ (ПКУ), в которых (по замыслу создателей) готовят кадры для силовых структур. Силовики, столкнувшись с нарастающим дефицитом специалистов, давно били тревогу по поводу состояния общеобразовательной школы, ставили вопрос о возврате ей прежнего качества. Но им объяснили, что «реформы» обсуждению не подлежат («там всё делается правильно»), а для решения своих проблем берите денег, сколько потребуется, и создавайте собственную систему образования. И такая система в виде ПКУ (крайне затратная!) уже есть и продолжает достраиваться. Этот факт однозначно говорит о том, что наша массовая школа обеспечить кадрами армию уже не может, и нет надежд, что сможет обеспечивать в будущем, причём наверху это отлично понимают.

О трагическом состоянии «отреформированной» школы постоянно говорили и учёные, но на них до поры вообще не обращали внимания. Сегодня наука в тренде (на словах), академиков как бы слушают, и вновь избранный президент РАН Александр Сергеев менее чем за год повторил опыт силовых структур. Он тоже захотел исправить положение в школьном образовании. Напомним, что весной прошлого года академик жёстко поставил вопрос об устранении вредоносного воздействия ЕГЭ на школу и обещал обсудить его на первой же встрече с президентом.

Нет сомнений, что Сергеев сдержал обещание. Также абсолютно ясно, почему не было никакой информации о результатах. Президенту РАН повторили то, что ранее было сказано силовикам (в части табу на обсуждение реформ образования и «святости ЕГЭ»). И он, глядя на опыт Министерства обороны, решил пойти по пути создания собственной системы образования, «для науки». Такова предыстория его предложения о школах для одарённых детей.

Ясно, что простая смена вывески на лучшей школе областного центра и перевод её из муниципального подчинения в региональное ничего в ней не изменит. Обсуждать это проект всерьёз можно лишь в случае, если под него выделят значительные деньги. Представим, что так и будет. И тогда «школы для одарённых» (скорее всего, их назовут «президентскими», потому обозначим их сокращённо ПШО) разместят не в старых зданиях нынешних «лицеев», а в современных комплексах с интернатами для детей из районов, которые будут построены буквально за полгода.

Скажете — в РФ так не бывает? Очень даже бывает. Именно в таком темпе строились здания ПКУ (с бассейнами и хоккейными коробками с искусственным льдом; причём всё это исключительно для воспитанников училища и ни для кого больше). Далее, учителям в ПШО (как в ПКУ) положат зарплату в три раза больше средней и соберут туда лучших педагогов города. В обучении отодвинут в сторону разрушающие школу ВПР, ОГЭ, ЕГЭ и ФГОС, составят взвешенные программы, подберут учебники, освободят учителей от бюрократического гнёта, начнут учить всех и всерьёз, и мы получим отличные школы. В количестве — одна на регион.

Вопрос первый: решат ли эти школы проблему кадров для российской науки. Очевидно, нет. Почти все гипотетические выпускники ПШО (одарённые дети) и сегодня учатся не в простых школах и классах и в большинстве своём поступают в лучшие вузы. Там они вырастают в хороших специалистов, но лишь малая часть из них идёт в науку РФ, ибо наша наука не может конкурировать со многими другими областями деятельности и у нас, и (тем более) за рубежом. Система ПШО здесь ничего не изменит.

В связи с этим главным оказывается второй вопрос: какое воздействие окажет система «школ для одарённых» на наше образование в целом?
Здесь снова можно провести сравнение с ПКУ. В народе говорят, что «кадетское училище — это чума на ваш город», ибо лучшие учителя из обычных школ переходят в ПКУ. Такая кадровая потеря для города находит отражение в статистике ЕГЭ (результаты сразу заметно падают). ПШО — ещё один аналогичный удар, даже более мощный, ибо не каждый учитель согласен работать на условиях военной дисциплины в ПКУ. Школа для одарённых — совсем другое дело. Надо заметить, что хороших учителей в регионах осталась немного. Даже в Москве, которая высокими зарплатами тянет кадры со всей страны, эта проблема стоит очень остро. А в областных центрах ПКУ+ПШО выберут практически всех достойных педагогов. Прочим школам не достанется никого. И надежды на изменение к лучшему в условиях проводимой образовательной политики нет.

А теперь об учениках. Желающих попасть в ПШО будет много (очень!). Ясно, что все vip-персоны будут толкать туда своих отпрысков, и это отдельная тема, которую трогать не хочется. Также не хочется говорить о грядущем репетиторстве для поступления в такие школы.

Предположим, что в ПШО в основном будет честный конкурс. Приём пойдёт не с первого класса (в детсаду определить одарённость сложно), а с 5-го, 8-го и 10-го (три потока или два, без 5-го). Но есть существенная разница между ПКУ и будущими ПШО. Далеко не все родители мечтают видеть своих детей воспитанниками кадетского училища. Кадеты (в большинстве случаев) особой зависти не вызывают, потому привилегированное положение этой группы не создаёт заметных проблем. Система ПШО официально поделит детей на одарённых и «всех прочих» (то есть тупых), и это будет иметь серьёзные социальные последствия, ибо коснётся каждого.

Сегодня много говорят о низкой мотивации школьников. Хороший учитель преодолевает пассивность класса, опираясь на лидеров, которые ведут за собой остальных. Теперь каждый хорошо успевающий ученик будет кандидатом «в одарённые», на переход в ПШО. Между ним и остальными пройдёт разделительная черта, вызывающая отторжение. Он будет не тянуть за собой, а отталкивать основную массу в болото круговой поруки безделья, и вызывать не уважение, а ненависть.

В каждом региональном центре сегодня есть несколько приличных школ. В них собирают сильных детей в отдельные классы, от слабых стараются избавиться или помещают их в специальный «отстойный» класс, словом, проводят ту же линию, что заявлена для ПШО (это сегрегация, по сути). Одна из главных проблем этих школ — учительские кадры, – с ними всё хуже и хуже, но лучших стараются ставить на лучшие классы. Система ПШО сократит число этих школ до единицы. Сегрегация в образовании будет официально узаконена. Все прочие школы, из которых ПШО будет планомерно выметать хороших учителей и учеников, покатятся вниз. Таков очевидный прогноз.

Так надо ли тратить огромные средства, чтобы на выходе получить этот результат?
Здесь тот случай, когда хочется пожелать, чтобы на проект не дали ничего, ибо без денег все эти разговоры никаких последствий иметь не будут.

В заключение напомним, что давно проработаны простые и незатратные решения, которые позволяют остановить негативные тенденции в нашем образовании, но как уже было сказано, обсуждать их с властью не дозволено. А вот найти десятки миллиардов на добивание массовой школы под благими лозунгами там могут запросто.

Источник: За возрождение образования


Добавить комментарий

Читайте по теме: