Медников Егор Трофимович

Бессмертный полк

Вера Бойкова рассказывает о своем деде Егоре Трофимовиче — человеке, достойном памяти.

Одним из самых важных людей в моей жизни является мой дед Медников Егор Трофимович. Все детские воспоминания связаны с дедом неразрывно. Вот я маленькая еду с ним на совхозной «летучке» по пыльным дорогам. Дед останавливает машину, чтобы нарвать немного недоспелой кукурузы для меня. Я грызу сладкий початок и глазею по сторонам, а машина, подпрыгивая на ухабах, катится вперед. Дед молчит и рулит. Он вообще был немногословным, наш дед Егор.

Или вот еще воспоминание.  Дед немного выпил вечером «с устатку». Мы сидим на кухне за столом, и он поет «Увезу тебя я в тундру, увезу к седым снегам…», обращаясь ко мне. Как же я ревела, испугавшись, что вот прямо сейчас меня увезут куда-то в далекую даль. Дед, смеясь над моими глупыми детскими слезами, успокаивает меня.

Он все время что-то мастерил и придумывал: игрушки из дерева, корзины из лозы, овощерезку для приготовления корма корове, какие-то другие агрегаты для облегчения каждодневного крестьянского труда. Создавал замечательные новогодние костюмы для бабушки, которая была той еще артисткой. Однажды она пошла на елку в наш ДК в костюме крокодила, у которого открывалась пасть. Мы, внуки, потом долго еще по очереди примеряли этот костюм и смеялись друг над другом. Под конец жизни дед освоил вязальную машину и одаривал нас свитерами и носками своей работы.

Хозяйством дед с бабушкой занимались основательно. Он привозил для сада «викторию» разных сортов, а бабушка возилась с ней с превеликим удовольствием. Мы все лето объедались ягодой, арбузами и помидорами, запасаясь витаминами на год вперед.

Дед развел овец романовской породы с длинной и очень мягкой шерстью, а бабушка вязала для нас из нее отличные носки.

Рядом с дедом мы всегда чувствовали себя под защитой. Он был скуп на эмоции, но его любовь к близким была неоспоримой. К нему шли за советом, и этот совет всегда был дельным. Он учил нас держаться друг друга и помогать, когда это необходимо.

Дед не мог обидеть человека, а обиды в свой адрес переносил молча. Он постоянно размышлял о жизни и эти размышления и воспоминания выливались в стихи и газетные статьи. У деда была отличная память. Он помнил события своей нелегкой жизни буквально по датам, а людей, оставивших в ней след, по именам и фамилиям. Прекрасно владея словом, выступал на митингах 9 мая, читал со сцены стихи.

Но, пожалуй, самым большим предметом гордости для нас является биография Медникова Егора Трофимовича – труженика и воина, ветерана Великой Отечественной войны.

Мой дед родился 20 мая 1924 года в с. Белоглазово Белоглазовского (ныне Шипуновского района) Алтайского края. Родители деда – Трофим Алексеевич и Евгения Медниковы – были людьми работящими и зажиточными. В семье кроме Егора Трофимовича было еще трое детей: Фетинья Трофимовна, Иван Трофимович и Вера Трофимовна, в честь которой дед назвал меня. Родители рано умерли, и заботу о сестре и братьях взяла на себя старшая дочь Фетинья (мы звали ее баба Фета). Им досталась тяжелая и бедная, полная лишений сиротская жизнь, в которой нужно было много трудиться, чтобы выжить.

Войну мой дед встретил в семнадцатилетнем возрасте.  В августе 1942 года по достижении восемнадцати лет деда призывают на службу в армию. Вначале он работал на Урале на военном заводе, где чуть не умер от отравления ртутью. К счастью, дед тогда выжил и после «учебки» его отправили на фронт. Дед имел армейскую специальность наводчика орудийного расчета, но также умел обращаться с рацией РВМ, поэтому большую часть службы провел в должности радиста.

С 1944 года участвовал в боевых действиях в составе 5-го батальона 10-го гвардейского минометного полка гвардейского кавалерийского корпуса Первого Белорусского фронта. Начинал дед свой боевой путь под командованием Генерала Армии К.К. Рокоссовского, закончил войну под командованием Маршала Советского Союза Г.К. Жукова.

В ходе стратегического наступления войска Первого Белорусского фронта принимали участие в наступательных операциях в Белоруссии и восточных районах Польши, форсировали Вислу и захватили на ее левом берегу магнушевский и пулавский плацдармы.

Дед принимал участие в освобождении городов Гомель, Речица, Калинковичи, Мозырь в Белоруссии. В битве за город Седлец он заслужил первую боевую медаль «За отвагу». В Приказе о награждении от 05.08.1944 года сказано: «В боях за город Седлец под обстрелом противника обеспечил батарею бесперебойной связью, чем способствовал своевременному открытию огня».

Дед рассказывал, что на освобождение Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков у нашей армии ушел целый год. Вся белорусская земля щедро полита кровью наших солдат и мирных жителей. То, что там происходило в годы войны, нельзя забывать.

В 1984 году наша семья побывала в Белоруссии. Мы посетили Минск, сожженную вместе с жителями Хатынь, а также находящийся на 21-м километре Московского шоссе Курган Славы. Поднявшись по 241 ступеням на 70-метровую высоту, мы увидели панораму, рассказывающую о страшных боях, терзавших белорусскую землю в военные годы. Над нами было мирное небо, нарядные люди читали надписи на мемориальных досках и фотографировались на фоне экспонатов этого музея под открытым небом.

А под нами была земля, каждая пядь которой была изранена бомбежками. И где-то рядом находилось то место, где когда-то бился с фашистами мой дед.

Довелось ему участвовать и в страшной битве под Курском. Вот как описывает Егор Трофимович бои на Курской дуге в одной из своих статей в районную газету «Сельский новатор»: «Бои на Орловско-Курской дуге были не менее ожесточенными, чем под Москвой. Казалось, земля горела под ногами, стоял невообразимый грохот и с той, и с другой стороны. Особенно большие потери были в конях (ведь корпус был кавалерийский): солдаты могли спрятаться в окопах, блиндажах, других укрытиях, кони же – нет. Их потери составили порядка семи тысяч…»

В августе-декабре 1944 года соединения фронта вели бои по удержанию и расширению плацдармов на левом берегу Вислы. В ходе зимнего наступления 1945 года войска фронта освободили Центральную Польшу, форсировали Одер и создали севернее и южнее Кюстрина плацдарм на западном берегу реки. В феврале — апреле 1945 года велись бои за удержание и расширение этого плацдарма, а также освобождение северных районов Польши. В ходе начавшегося наступления в середине апреля 1945 года соединения фронта вышли к Берлину и овладели столицей Германии.

Второй медалью «За отвагу» дед был награжден в звании гвардии ефрейтора 15.03.1945 года. В Приказе № 5/н от этого числа говорится: «Товарищ Медников, работая старшим радистом батареи, проявил себя отважным и умелым воином Красной Армии. В наступательных боях в любых условиях: в ночь и непогоду, обеспечивал радиосвязь батареи с наступающими эскадронами. Оставшись один у рации, он связи не прекращал, чем обеспечивал своевременное открытие огня батареи».

Кроме того, мой дед был награжден медалями «За взятие Берлина», «За победу над Германией», «За освобождение Варшавы».

Победу Егор Трофимович встретил, немного не дойдя до Берлина, в Восточной Пруссии.

Когда я читаю скупые официальные строки из приказов о награждении медалями или о ходе продвижения на запад нашей армии, перед глазами встают те, кто эти медали и ордена заслужил, совершая немыслимые подвиги; те простые советские мужчины и мальчики, жизнями и здоровьем которых осуществлялось это наступление.

Мои сыновья сейчас примерно в том возрасте, в котором был мой дед во время войны. Ему бы тогда ходить на танцы, учиться, а он полз с рацией под обстрелами, мечтая о том, чтобы не убили. Ему бы работать, думать о будущем, а он глох от залпов катюш в холодных окопах. А сколько таких, как мой дед, осталось там, под грохотом орудий, в чужих полях навечно? Не дай Бог моим сыновьям пройти через такое.

По окончании войны дед Егор еще два года прослужил в Германии. Домой он вернулся в апреле 1947 года. За шесть месяцев он окончил Чистюньскую школу механизации в Топчихинском районе Алтайского края и стал трудиться в Белоглазово на комбайне «Сталинец». Долгое время дед работал кузнецом.

Там же, в Белоглазово, он встретил мою бабушку, Валентину Михайловну Медникову (в девичестве Шумилову). Она работала прицепщицей у деда на комбайне. В мае 1948 года они сыграли свадьбу, а в марте 1949 года у них родилась первая дочь, Тамара, моя мать. Еще через полтора года, в ноябре 1950 года появилась на свет вторая дочь, Лидия. Дед и бабушка были людьми трудолюбивыми, дочерей воспитывали в любви и строгости. Обе они выбрали для себя медицинскую стезю. Тамара Егоровна всю жизнь отработала фельдшером в Черемушкинской участковой больнице, а Лидия Егоровна имеет несколько врачебных специализаций.

В 1964 году семья Медниковых переезжает в с. Черемушкино Залесовского района по приглашению бывшего односельчанина, директора совхоза «Большевик» Труфанова Владимира Ивановича. Дальнейшую трудовую жизнь дед посвятил нашему селу.

Вот как о нем отзывался тогдашний инспектор отдела кадров совхоза «Большевик» А.Н. Ударцев в репортаже в газете «Сельский новатор», посвященном 50-летию Победы: «Это честный, добросовестный работник, который не считался со временем, несмотря на большой объем работы. Никогда не зазнавался, был очень скромным. Неоднократно избирался членом профкома, председателем ветеранской организации сельсовета. В работу всегда вносил что-то новое, был своего рода рационализатором. Помнится, изобрел первую небольшую зернодробилку».

Выйдя на пенсию, дед продолжал вести активный образ жизни: читал, писал, рукодельничал, интересовался политикой. Долгие годы он поддерживал дружбу с Труфановым Владимиром Ивановичем и Черкайкиным Василием Яковлевичем, тоже ветеранами Великой Отечественной войны. И когда они один за другим ушли в мир иной, дед потерял интерес к жизни. Он говорил: «Вот и разрушился наш треугольник, значит, и мне пора». В октябре 2005 года Медников Егор Трофимович закончил свой земной путь.

Вот уже двенадцатый год деда нет с нами. Но каждый раз 9 мая я иду на митинг вместе с колонной тех, чьи родные прошли через ту страшную войну. Мы несем портреты солдат Великой Отечественной войны в Бессмертном полку. В эти минуты не покидает ощущение, что дед рядом. Хочется, чтобы он знал, что мы помним, мы не забыли. И детям накажем не забывать о тех ужасах, что пережили наши деды, защищая нас — детей, внуков и правнуков — от фашизма.


Добавить комментарий

Читайте по теме: