Школа – это 11 лет учебно-каторжных работ?

Прямой диалог

Литератор Сергей Ачильдиев — о том, кого сегодня воспитывает школа, стоит ли «запихивать» знания в ребенка и как сохранить детское здоровье.

Образовательный каток

Наша жизнь за последние полвека, если кто не заметил, изменилась принципиально.

Дело не в том, что у нас сменился государственный строй, а на смену плановой экономике пришла рыночная. И дело не в том, что появилось обилие новых технологий, а также гаджетов, о возможности которых ещё вчера никто из нас не подозревал.

Всё гораздо сложнее: мы шагнули в качественно другую эру. Её называют по-разному – цифровая, постмодернистская, модернизационная… Но важнее не название, а суть, которую даже учёные ещё не до конца осознали.

В этой новой жизни сотни миллионов людей оказались на авансцене современности. Планета превратилась в единую деревню, где от одной избы до другой – не больше дюжины часов лёту. Гуттенберговская эпоха стала постгуттенберговской. Маршруты транспорта, вывески на магазинах, цены, моды, законы, лексика, понятия о приличии – всё меняется буквально на глазах. И вообще, теперь стабильно лишь одно – нестабильность.

Самое важное, что требуется от учителя, – отчётность: «внедрил», «освоил», «успешно выполнил». Что на самом деле внедрил-освоил-выполнил – никого не волнует.

Вот только школа остаётся неизменной. Точнее, её задача – впихнуть в головы учащихся как можно больше знаний. А то, что объём этих знаний за те же последние полвека вырос в несколько раз и за этим ростом всё равно не угнаться – неважно. И зачем эти знания, если большинство из них человеку никогда не пригодится – тоже.

Удивляться всему этому не стоит. Главная цель общеобразовательной школы давно уже не в том, чтобы дать ученикам образование. Цель – выпустить с аттестатом и хорошими оценками. А для этого – натаскать выпускников на успешную сдачу ОГЭ и ЕГЭ.

Уже в пятом классе часть детей не выдерживает всё возрастающий темп переваривания знаний чисто психологически. Сначала они ещё пытаются тянуться за остальными, но вскоре ощущают, что ничего не получается. В седьмом-восьмом классе таких детей становится ещё больше. И они уже не стараются быть на уровне. Они просто перестают учиться: где-то что-то спишут у отличников, а где-то учительница натянет им троечку, потому что ей не хочется, чтобы кто-то говорил, будто она плохо работает или не умеет учить.

А она и вправду работает плохо. И рада бы по-другому, но не может. Нагрузка у неё раза в полтора-два больше, чем у предыдущего поколения учителей (40 учебных часов в неделю при ставке 18), да объём бумажек такой, который прежде никому не снился. А в классе – четыре, в лучшем случае три десятка учеников, и ни о каком индивидуальном подходе к детям речи быть не может. Самое важное, что требуется от учителя, – отчётность: «внедрил», «освоил», «успешно выполнил». Что на самом деле внедрил-освоил-выполнил – никого не волнует. Вот бумага, вот подпись – и всё. Потом сводная бумага с подписями от школы, потом – от района, от города… Система не должна допустить ни малейшего сбоя.

Всё это в большинстве российских школ – унылая повседневность. Всем известная и всеми соблюдаемая. Но у неё есть и другая, изнаночная сторона. Ещё более страшная.

«Ваш ребёнок — хроник»

Сейчас в правительстве обсуждается вопрос об увеличении рабочего дня до 10 часов и переходе на шестидневную трудовую неделю. А кроме того – о введении системы экзаменов на знание последних достижений в каждой сфере трудовой деятельности…

Что, вы возмущены правительственным беспределом? Но почему, собственно?

хроник

Да, про планы правительства я выдумал. Однако скажите, если ваш ребёнок обязан, придя из школы после пяти-шести, а то и семи уроков, ещё два-три часа делать домашние занятия да вдобавок потом выслушивать родительское негодование, если в дневнике плохие оценки, то почему для себя вы такой стиль бытия категорически отвергаете? Причём учтите, ваш ребёнок на своей работе в школе и дома постоянно впитывает новую информацию, перерабатывает её и усваивает, чтобы потом использовать в контрольных работах, на зачётах и экзаменах. Это вам не бумажки перекладывать с места на место и не выполнять то, что давно и хорошо известно.

70 процентов выпускников школ – в очках (или в линзах). До трети молодых парней по состоянию здоровья не подлежат призыву в армию. Примерно 40 процентов молодёжи страдают заболеваниями, негативно отражающимися на репродуктивной системе.

Теперь помножьте всю эту нагрузку на неокрепший детский организм, особенно в подростковые годы, когда идёт бурное физиологическое и психологическое взросление организма, и вы получите внушительный букет болезней, которые ещё не так давно считались взрослыми.

Недавнее исследование, проводившееся по всей России, выявило, что около 30 процентов школьников имеют избыточную массу тела. Причина – не только несбалансированное питание, в том числе в школьной столовой, но и крайне малая подвижность.

По признанию главного педиатра страны, академика Александра Баранова, по той же причине среди школьников «сегодня на первое место выходят заболевания опорно-двигательного аппарата». Сейчас 40 процентов подростков в физическом развитии уступают сверстникам 1960-х годов, а ведь это были дети, получившие не самое богатое генетическое наследство от своих родителей, выросших в военное лихолетье, да и сами шестидесятые не назовёшь особо сытными.

Главный детский психиатр департамента здравоохранения Москвы Анна Портнова привела ещё один ужасающий факт: у 20-25 процентов детей, в основном подростков и в основном учеников гимназий, специализированных школ, где нагрузка выше, чем в обычных школах, наблюдаются психические расстройства. Главным образом это депрессии, нарушение концентрации внимания, трудности в запоминании больших объёмов новой информации, фобии типа «а вдруг я что-то забуду, допущу ошибку, получу плохую оценку» и т. д.

Активно подстёгиваемое родителями стремление успешно сдать ОГЭ, чтобы перейти в десятый класс, да к тому же в престижную школу, а затем гонка за высокими баллами при сдаче ЕГЭ, чтобы попасть в один из ведущих вузов, – всё это разрушает детское здоровье. А какое самое быстрое и эффективное средство его поддержать? Занятия физкультурой, прогулки на свежем воздухе? Нет, на всё это некогда тратить время ни детям, ни их родителям. Проблему глушат таблетками, а они, как известно, не только загоняют болезнь вглубь, устраняя лишь её симптомы, но попутно поражают другие органы.

И вот итоги. 70 процентов выпускников школ – в очках (или в линзах). До трети молодых парней по состоянию здоровья не подлежат призыву в армию. Примерно 40 процентов молодёжи страдают заболеваниями, негативно отражающимися на репродуктивной системе. Как сказала моей знакомой одна на удивление тактичная докторша: «Ваш сын – хроник!».

Куда поворачивать?

Нынче много говорят о материальном расслоении нашего общества. Думаю, во многом оно вторично. Первично культурно-образовательное расслоение.

куда-поворачивать

Одна из важнейших задач школы при обязательном среднем образовании – обеспечить всем равные стартовые возможности в жизни. У нас год от года с этим всё хуже. Едва окончив начальные классы, часть детей уже не могут учиться. Как теперь говорит молодёжь, – не догоняют. В седьмом-восьмом классах их становится ещё больше. Да они и не стараются, понимают, что им это не по силам.

Современный человек не должен походить на робота, напичканного великим множеством знаний. Он должен обладать основами культуры, быть хорошо воспитанным, понимать, что такое вечные ценности – нравственность, мораль, добро, милосердие…
Какие чувства в ребёнке вызывает ощущение, что он лузер? Что у него хуже способности, он хуже соображает и память у него хуже? Верно, у него возникает комплекс собственной неполноценности, с которым он не хочет мириться. И тогда на компенсаторном уровне в нём начинает расти уверенность, что зато он лучше в другом – в ненависти к успешным и сплочённости с себе подобными. В результате сегодня социологи, психологи, криминологи бьют тревогу: в последние полтора-два десятка лет в нашем обществе заметно возрос уровень агрессии. Конечно, он возрос не только из-за школы, но далеко не в последнюю очередь именно из-за неё.
Во всяком государстве школа – один из самых консервативных институтов. И это правильно. Но всё хорошо в разумных пределах. Нашей школе давно пора меняться, по-новому формулировать ценностные задачи.
Современный человек не должен походить на робота, напичканного великим множеством знаний. Он должен обладать основами культуры, быть хорошо воспитанным, понимать, что такое вечные ценности – нравственность, мораль, добро, милосердие… И ещё – не твердить, как попка, что сказал учитель и что написано в учебнике, а научиться учиться – знать, где можно найти информацию, уметь её анализировать, критически осмысливать и правильно выстраивать. Вот что прежде всего должна давать детям по-настоящему современная школа. А все остальные знания ему дадут в вузе. Если, конечно, он решит туда поступать.

Оригинал текста опубликован на сайте проекта «Аист на крыше».


Добавить комментарий

Читайте по теме: