Эмоциональное выгорание педагога: решение есть!

Прямой диалог

Учителя постоянно находятся в состоянии стресса, но есть отличное решение – им поможет школа!

emotsionalnoe-vygoranie-pedagoga-reshenie-est

Недавнее американское исследование показало, что 93% учителей начальных классов испытывают высокий уровень стресса в течение учебного года. Вряд ли это прозвучит неожиданно для педагогов. Но это необязательно приведет к выгоранию: школы могут снизить возможный ущерб психологическому состоянию педагога благодаря поддержке, в основе которой лежит понимание важности целостного подхода к хорошему самочувствию педагога.

В исследовании ученые из университета Миссури спросили 121 учителя начальных классов о том, много ли стресса приносит им работа и хорошо ли им удается противостоять этому стрессу. Учителя рассказали об эмоциональном выгорании и уровне безразличия к работе, а также о достижениях и оценили собственную эффективность – то есть веру в то, что они могут быть успешными учителями.

Ученые также собрали данные об оценках детей в течение года и замечаниях на уроке, чтобы выяснить, как уровень стресса учителя влияет на их успеваемость.

В итоге только 7% учителей исследователи назвали «уравновешенными»: с низким уровнем стресса, высоким сопротивлением стрессам на работе и минимальной возможностью выгорания на работе. Остальные 93% учителей испытывают высокий уровень стресса: 60% были обозначены как «небольшое выгорание», 30% — «выгорание», еще 3% — «сильное выгорание». Последняя группа слабо умела противостоять стрессу и не получала никакой помощи извне.

Эмоциональное истощение

Профессор психологии Кит Хэрман и его коллеги из университета Миссури обнаружили, что «высокий уровень стресса, отмеченный почти всеми учителя в опросе, свидетельствует о том, что профессия учителя крайне трудна для эмоционального здоровья».

Высокий уровень стресса учителей объясняется не только большой преподавательской нагрузкой, но и заботой учителей об эмоциональных потребностях детей в дополнение к академическим. После каникул дети часто приходят неготовыми к школе: постоянно отвлекающиеся и саботирующие уроки ученики быстро высасывают эмоциональную энергию учителя.

Согласно одному из исследований, 40 процентов новых учителей плохо готовы к управлению классом. При этом и опытные педагоги определяют управление классом «ключевой проблемой» в работе. Когда ученику требуется серьезная эмоциональная поддержка, учителя могут стать жертвами так называемой «викарной травмы», когда учитель сопереживает психологическую травму, которой с ним делиться ученик.

Постоянное эмоциональное истощение может создать у учителя чувства замкнутости и неверия в свои силы. «Когда учителя не могут справиться со стрессом, начинают страдать их взаимоотношения с учениками, что приводит к их плохой успеваемости и проблемам с поведением», — отмечают в исследовании Хэрман и коллеги.

Учителя, которые испытывают сильный уровень стресса и плохо умеют с ним справляться (33% в исследовании), отметили частые проблемы с поведением у учеников: они мешали проводить занятия и мало обращали внимания на материал урока. А 3% учителей из этой группы с сильным выгоранием отметили плохие оценки учеников.

Поэтому так важно поддерживать хорошее самочувствие педагога: без полного сил учителя ученики не смогут достичь успеха.

Даже в стрессовой ситуации можно избежать выгорания

Исследователи уверены, что в такой ситуации на помощь педагогам может и должна приходить школа. Большинство участников исследования (60%) испытывали сильный стресс, но смогли справиться с ним благодаря поддержке школы. У таких учителей наблюдалось лучшее состояние психологического и физического здоровья, а их ученики показывали такие же результаты, как и ученики «уравновешенных» учителей.

Администрация школ выиграет еще больше от введения системы поддержи и заботы о психологическом здоровье педагогов: именно выгорание становится частой причиной смены школ или ухода из профессии.

Представляем три способа, как школа может помочь учителю ослабить влияние стресса или вовсе от него избавиться:

  • Внедрите услуги поддержки, которые включат в себя семинары и тренинги по управлению стрессом и релаксации, это позволит учителям найти новые способы справляться со стрессом;
  • Проводите анкетирование персонала, это поможет обнаружить ранние признаки эмоционального выгорания;
  • Создавайте позитивную школьную культуру, которая поможет защититься от множества культурных и политических источников стресса. Учителя постоянно несут ответственность за успехи учеников, их критикуют за низкие показатели, не учитывая скудных ресурсов класса. Вдохновляющая атмосфера в школе, построенная на позитивных отношениях между учениками и учителями, поможет справиться с чувством изоляции и улучшит самочувствие учителя.

«Общество должно создавать в школах вдохновляющую атмосферу не только для учеников, но и для взрослых, которые там работают, — рассказал Хэрман. – Это означает поиск и создание путей к позитивному диалогу администрации, школьников и родителей с учителями, что позволит им спокойно выполнять свою работу, а также создать своеобразную группу поддержки учителя, чтобы он не чувствовал себя изолированным».

Что нам стоит запомнить: чтобы помочь ученикам достичь успеха, не стоит забывать о психологическом состоянии учителя. Правильная поддержка поможет учителю справиться с любым стрессом и сделать его работу в классе эффективной.

Оригинал: edutopia  


[mailerlite_form form_id=4]

Несколько советов, как начать урок интересно

ПедСовет, Прямой диалог

Позитивное начало урока обеспечивает его успех. Какими должны быть действия учителя для того, чтобы ученики заинтересовались и настроились на продуктивную работу? Дадим несколько советов.

neskolko-sovetov-kak-nachat-urok-interesno

1. Урок в младшей школе можно начать со стихов, например:

Прозвенел уже звонок –
Начинаем наш урок.
Открываем все тетрадки,
В книжках нужные закладки.

***
Громко прозвенел звонок,
Начинается урок.
Наши ушки на макушке,
Глазки широко открыты,
Слушаем, запоминаем,
Ни минуты не теряем!

2. Волшебно действуют на младших школьников фразы “Начинаем наш урок”, “Наша с вами работа…”

Слова “наш”, “наши” создают ощущение объединения с учителем, обстановка кажется комфортнее, вместе с тем повышается градус ответственности.

3. Еще один вариант интересного начала урока в младшей школе — визит сказочного героя.

Например, Буратино или Медведя, роль может исполнить старшеклассник. Далее весь урок можно провести в “сказочном” ключе. Позитивный настрой и интерес будут обеспечены.

4. Декламация стихов может впечатлить не только младших учеников, но и старшеклассников.

Всем известно, что учить стихи — дело не из легких. Поэтому, если учитель с выражением прочитает несколько четверостиший по теме урока, то его авторитет возрастет, школьники с бОльшим вниманием и уважением отнесутся к дальнейшему рассказу.

5. Что лучше формирует положительную атмосферу, нежели смех?

Предлагаем Вам рассказать анекдот, суть которого близка к учебному предмету. Или же поведать интересную историю о героях темы урока, например, если Вы преподаете литературу или историю, можно рассказать такие истории.

По словам генерала Алексея Петровича Ермолова, у императора Александра была какая-то болезненная страсть к симметрии, и генерал считал эту болезнь наследственной и хронической. Император мог не подписать какой-нибудь важный документ только потому, что первым движением пера получалось не совсем понравившееся ему начало буквы А. И только. Других причин для неподписания документа ему и не требовалось.

Источником сюжета для пьесы Гоголя «Ревизор» стал реальный случай в городе Устюжна Новгородской губернии, причём автору об этом случае поведал Пушкин. Именно Пушкин советовал Гоголю продолжать написание произведения, когда тот не раз хотел бросить это дело.

6. Случай из жизни

Практически беспроигрышный вариант. Расскажите школьникам интересную историю, которая произошла с Вами или кем-то из Ваших знакомых. Таким образом Вы, во-первых, удивите школьников — они пришли на физику, а им рассказывают о том, с какими приключениями преподаватель добирался в школу. Во-вторых, будет создан доверительный настрой между учителем и учениками.

7. Задайте интересный вопрос

Вопрос, на который школьники могут ответить только опираясь на свой жизненный опыт и смекалку, или предупредите, что ответ они смогут дать только в конце урока.

  • Какими нотами можно измерить пространство? Ответ: Ми-ля-ми.
  • За чем язык во рту? Ответ: За зубами.
  • 27 января 1944 года во время спектакля в Большом театре действие вдруг внезапно прервалось, опустился занавес, зажегся в зале свет, а на авансцену вышел директор театра. После реакции в зале на его сообщение возможность продолжить спектакль появилась только через полчаса. О чем сообщил директор театра?

Ответ: О снятии блокады Ленинграда.

Хотим предупредить: не стоит использовать один и тот же метод часто в одном классе, а копилку методов нужно постоянно пополнять, постоянно удивляя учеников. Успехов вам, дорогие учителя!


[mailerlite_form form_id=4]

Почему мы так скучаем по советскому образованию?

Прямой диалог

Социолог, научный сотрудник МГПУ Любовь Борусяк размышляет о том, почему в поисках хорошего мы смотрим назад, а не по сторонам.

pochemu-my-tak-skuchaem-po-sovetskomu-obrazovaniyu

В социальных сетях представлена реклама частной семейной начальной школы, в которой обучение проводится по советским учебникам.

На фотографии – улыбающаяся девчушка в форменном коричневом платье с фартуком, огромные банты на голове, в руке держит черную телефонную трубку полувековой давности.

Платье, фартучек и банты, по-видимому, должны вызывать умиление у родителей, которые захотят отдать ребенка в такую почти советскую школу. В качестве бонуса детей обещают научить каллиграфии.

В том, что советское образование было лучшим в мире, уверены очень многие наши соотечественники. Советская школа давала прекрасные знания, все желающие безо всякой помощи родителей и репетиторов поступали в любые вузы, — и это тоже стало массовым представлением о прошлом, о котором у большинства родителей в силу возраста личного опыта нет.

Ностальгия? Да, и она тоже. Все уже забыли, что в советское время в вузы поступало не более четверти выпускников школ, а после восьмилетки шел жесткий отбор, менее половины подростков имели возможность закончить среднюю школу. Чем дальше мы уходим от тех времен, тем более легендарными и мифологичными они становятся. Всё популярнее мнение, что любой выпускник советской школы писал без грамматических ошибок, хотя практически всегда в этих постах и комментариях немолодых людей ошибок очень много.

Все больше наших людей уверяют, что в Англии, Штатах, Швеции (список можно продолжить) перешли на советскую систему образования, поскольку она лучшая, а потому достигли больших успехов. Конечно, это миф, но миф не случайный.

Прошлое начинают идеализировать в тех случаях, когда недовольны настоящим.

А современная система образования у значительной части россиян вызывает резко негативное отношение, причем оно ухудшается год от года. А уж по итогам 2020 года, когда немалую часть времени школьники учились онлайн, 60% взрослых жителей страны в ходе опроса Левада-центра указали, что образование изменилось к худшему. По опросам, значительная часть наших соотечественников полагает, что в будущем большинство социальных институтов начнет работать лучше. Большинство, но не институт образования, здесь ожидания пессимистические, хорошего люди не ждут. А раз так, то все хорошее оказывается в прошлом и появляется желание это прошлое возродить.

Запрос «купить советские учебники» выдает 19 млн результатов, запрос «учить по советским учебникам» – 14 млн, «вернуть советскую систему образования» – те же 14 млн.

В социальных сетях много сообществ, посвященных этой теме, где идут бурные обсуждения того, как было хорошо раньше и как плохо стало теперь. В качестве довода, почему родители, которые перевели детей на семейное обучение, пользуются советскими учебниками, приводится, в частности, следующее: «в элитных, очень дорогих гимназиях и им подобных образовательных учреждениях дети обучаются по старой программе и старым учебникам». Конечно, это не так. Не исключено, что такие школы есть, пример, приведенный выше, это подтверждает, но все-таки это исключение.

И вот здесь возникает логичный вопрос: почему в поисках хорошего мы смотрим назад, а не по сторонам.

По результатам международного исследования PISA, в последний раз проведенного в 2018 году, по всем основным показателям российские школьники находятся в середине таблицы. Это касается и математики, и чтения, и естествознания, причем по чтению и естествознанию ситуация по сравнению с предыдущим исследованием ухудшилась.

Что измеряет показатель «чтение»? Читательскую грамотность, куда включены поиск и извлечение информации, ее интегрирование и интерпретация, осмысление и оценка. Прочесть текст наши подростки могут хорошо, но найти и осмыслить информацию у них получается плохо. К сожалению для радетелей старой советской системы, мы во многом именно к ней в этом плане и возвращаемся. Вся система была построена на получение школьниками знаний, но не на их использование. При достаточно сложной учебной программе как не было, так и нет умения этой информацией пользоваться, нет понимания, зачем она нужна. Как советское, так и современное образование в России во многом остается схоластическим – знания ради знаний.

К современным российским учебникам очень много справедливых нареканий, но проблема во многом не в них, а в самой системе, которая устарела.

Именно поэтому школьники из многих других стран идут вперед: они понимают, что делать с полученными знаниями, как их применять, а наши школьники этого не знают и не умеют; знания очень часто оседают мертвым грузом, который быстро теряется за ненадобностью. Не случайно такие сложности вызывает у большинства наших школьников решение задач со словесными условиями. Они знают правила, могут решать примеры, но, как только возникает необходимость прочитать текст, понять его содержание и только потом начинать решать, возникают проблемы. А уж если в задаче есть какие-то лишние числа, которые не требуются для решения, то есть нужно выбрать необходимое, поработать с информацией, возникает ступор. Менять нужно образовательную систему, делать ее более современной, соединить наконец теорию с практикой, что уже произошло во многих странах. Принцип «вперед – в прошлое» здесь не поможет.

О том, что советская система образования была очень жесткой и авторитарной, а наше общество по отношению к детям находится в общемировом тренде более гуманного к ним отношения, я писать не буду, это очевидно.

Автор — Любовь Борусяк, Вести образования

7 способов предотвратить травлю в школе

Прямой диалог

Школа должна играть важнейшую роль в борьбе с травлей.

7-sposobov-predotvratit-travlyu-v-shkole

Школьная травля (или буллинг) все чаще становится основной темой обсуждений в обществе. Недавний случай в Бурятии показал, что зачастую родители и ребенок остаются наедине со своей проблемой, а школы стараются об этом молчать и поменьше «выносить сора из избы».

Как семейный психолог я уверена, школа должна играть главную роль в борьбе с травлей. Чаще всего именно в учебном заведении начинается преследование детей: на площадке, в столовой, раздевалках или прямо в коридорах. Но ведь в школах работают профессионалы, которые знакомы с психологией (а в некоторых школах есть и ставки психологов), которые могут и должны препятствовать преследованиям и унижениям школьников.

Предлагаю в статье 7 способов, как школы могут предотвратить травлю в своих стенах:

  1. Необходимо провести занятие для всех детей, чтобы научить их определять «язык вражды»: какие слова можно считать обидными. То же самое необходимо объяснить и об обидных действиях. Детей также стоит учить позитивным навыкам общения. В обществе с позитивной атмосферой куда реже бывают случаи травли.
  2. Необходимо создать систему, которая позволит жертвам травли (анонимно, если потребуется) обращаться и получать помощь. Директор (или завуч) вместе с психологом (и учителем) должны обсуждать и находить решения вместе с жертвой травли и его семьей.
  3. Необходимо посвятить один или несколько классных часов обсуждению мотивации и последствий травли. Это поможет детям быть внимательными к себе и другим и лучше понимать друг друга. Каждый булли сам когда-то был жертвой травли. Для них травля – это месть. Такие дети не уверены в себе и страдают от низкой самооценки. Они повышают свою значимость, окружая себя детьми, которых легко контролировать. Травля помогает им чувствовать себя лучше. Необходимо иметь это в виду, если мы хотим помочь и разрешить ситуацию.
  4. Психологи должны учить детей правильному поведению, если те станут жертвами травли. Для этого можно разыгрывать сцены по ролям. Например, дети могут создать собственные сценки на тему травли и разыгрывать их перед классом. Каждый ребенок должен сыграть роль булли, его «подпевалы» и жертвы.
  5. Обязательно посещать школьного психолога должны жертвы травли, булли и их «помощники». Если необходимо, их можно направлять на приемы у психолога за пределами школы.
  6. В школах должны проводиться фестивали и другие мероприятия, которые посвящены проблеме травли. На них можно предложить детям придумать собственные слоганы для борьбы с травлей и затем повесить их в коридоре на всеобщее обозрение. А детей, которые сообщают о травле, необходимо всячески поощрять.
  7. В школах должны быть серьезные наказания за организацию травли. Не нужно терпеть и закрывать глаза на такое поведение. При этом необходимо тщательно рассматривать каждое дело и не рубить с плеча. Каждая сторона должна иметь возможность высказаться.

Травля появилась вместе с обществом и побороть её до конца почти невозможно. Но стараниями школы, родителей и детей можно сделать пребывание в учебном заведении куда безопаснее и здоровее.

Оригинал: Мэри Уоллес для PsychologyToday 


[mailerlite_form form_id=4]

Как развить интерес к чтению художественной литературы у современного школьника

Прямой диалог

Как вдохновить на чтение? Не заставить, но именно – вдохновить? Своими приемами делится учитель литературы с 30-летним стажем Галина Вихрева.

kak-razvit-interes-k-chteniyu-hudozhestvennoj-literatury-u-sovremennogo-shkolnika

Гаджеты, виртуальное общение (обманные, как сахарозаменители, и тем более опасные, что не чувствуются опасностью) – страшные конкуренты чтению. Почему они так легко завоевывают детей, а не мы? Очевидно, потому что не требуют работы ни ума, ни сердца. И очевидно, что мы не можем пойти по такому пути – облегчать жизнь ребенка с книгой, не требуя усиленной работы. И мы налегаем и налегаем на объяснения, разъяснения и т. п., апеллируя к разуму. А сердце остается нетронутым. Как «задействовать» сердце?

Расскажу о приемах, которые выработала в своей 30-тилетней практике.

1. Театр начинается с вешалки, или о вдохновляющей среде.

Интерес к тексту не возникает сам по себе. Разумеется, громадную роль играет атмосфера в семье ребенка, обучение в начальной школе, вся обстановка вокруг. Как театр начинается с вешалки, так и работа с художественным текстом начинается задолго до непосредственной встречи с буковками. И атмосфера в кабинете, в который ученик попадает, к предметнику средней и старшей школы – та среда, которая может отпугнуть, а может вдохновить на чтение.

Помните, как 30-50 лет назад принято было оформлять школьные кабинеты литературы портретами писателей и их прекрасными высказываниями? Наверное, тогда это работало – ведь ученик не мог в любой момент найти в электронном справочнике те самые портреты или цитаты. А может быть, мгновенно набивало оскомину, каждый день (одно и то же годами!) попадаясь на глаза.

Я очень люблю свой школьный кабинет литературы, любят его и мои ученики – может быть потому, что он оформлен ими самими, несколькими поколениями учеников. Это оформление возникло стихийно, когда после предложения детям проиллюстрировать те или иные произведения стали появляться прекрасные живописные работы – нестандартные, символические, яркие и загадочные. Теперь они – постоянно на одной из стен кабинета, время от времени мы только меняем композицию.

Пятиклассники, которые впервые приходят сюда, конечно, не понимают истинного смысла многих иллюстраций, но погружаются в эмоциональную атмосферу и заинтересованно расспрашивают – о чем это? Некоторые начинают читать «Мастера и Маргариту» в 7-8 классе, а потом, в 11-ом, уже осознанно перечитывают; не пугаются платоновского «Котлована»… И сами, конечно, заинтересованно иллюстрируют все, поднимаются на своем уровне от каверз «Алисы в стране чудес» к сложнейшей философии «Маленького принца».

2. Жизнь коротка, а музыка прекрасна, или об изучении литературного произведения вместе с музыкой

Эмоциональный заряд, вдохновение, пробуждение чувств – без них невозможно восприятие. Через эмоциональный отклик, после него – анализ. И как бы не разъять алгеброй гармонию, не переборщить с ракладыванием по полочкам! Ими только дополняем эмоции, конечно, выстраивая и план ответа, но – после эмоционального отклика – прослушивания музыки и ответов на простейшие вопросы типа: какое чувство было главным в музыке?

А когда ребята слушают, к примеру, в 8 классе стихотворение Пастернака «Снег идет» в музыкальном исполнении Сергея Никитина, им вместе с его вальсовым вихрем легче воспринять круговорот всего в жизни, взаимопроникновение природы и человека, бренность и одновременно бесконечность жизни – сложнейшие мысли поэта.

Музыку включаем не только тогда, когда на стихи созданы песни, романсы и т.п. – а тогда, когда необходимо создать настрой, предварить анализ эмоциональным впечатлением (Рахманинова и Скрябина – в начале изучения поэзии серебряного века и поэмы Блока «12», Моцарта и Бетховена – когда нужно сравнить Пушкина и Лермонтова).

3. Логика изучения русского языка – тоже через эмоции

Поэтому на уроках русского языка много моих любимых отрывков из художественных текстов («О лужа!» Н. Гоголя, «О мышь!» Л. Кэрролла, «Звезды примерзли к небесному своду» К. Паустовского…) И отрывков для анализа лингвистических явлений – в музыкальном исполнении (так, сопоставляем междометия и омонимичные им частицы с помощью Окуджавы: «Дежурный по апрелю» и «Ах Надя, Наденька»).

4. Свободные эссе

Замена ответов на логические вопросы, как правило, предлагаемые в итоговых сочинениях. Логические вопросы тоже некоторым нужны. Такой вариант остается, но стараюсь всегда предложить детям вопросы, предполагающие в первую очередь высказывание личностных оценок, эмоций и чувств, требуя при этом доказательств, обоснования своего мнения текстом так же, как и при ответах на логические вопросы. (Например, кто стал твоим любимым героем у Шукшина?)

5. Поиск ответа на каверзный вопрос

(следом за прекрасным педагогом Ильиным с его принципами постоянно придумываю эти каверзные, проблемные вопросы)

Почему курица у Чичикова завернута в синюю бумагу? Не просто в бумагу, а непременно в синюю? В общей поэтике текста «Мертвых душ» очевидно, что Гоголю нечем характеризовать своих бездушно мертвых героев, кроме как бесконечным нагромождением вещей, бездушных деталей, избыточных, как эта синяя бумага.

Но это очевидно нам, а не детям. И при поиске ответа на парадоксальный вопрос они сами это легче поймут. К тому же проблем в наших художественных текстах столько, что поисковая деятельность, развивающая детей и нас, может быть бесконечна, она увлекательна, она сродни детективным поискам преступника, если хотите, если мы сумеем детей этим вдохновить.

Почему Собакевич похож на дрозда в клетке? Огромный Собакевич – на маленького дрозда, да еще и в крапинку? Или крапинка не важна, а важнее клетка и то, как бесконечно долбит ее дрозд? Я не знаю точного ответа на вопрос, но вместе с детьми искать его крайне интересно, а сложнейший гоголевский текст после такой работы уже не пугает их – вдохновляются и читают все больше и больше.

6. О текст, ты бог!

Контекстуальное чтение – главный прием работы. Что это значит? Читаем вслух много, очень много, даже громадную «Войну и мир», даже тогда, когда времени совсем нет. Читаем и останавливаемся, читаем и комментируем, читаем и задаем вопросы. И только тогда скелет умных мыслей о произведении превращается в живую плоть самого произведения.

Иначе, как говорит один не слишком приятный герой Шукшина, получим то, что он обозначил так: «Можно тысячу раз произнести слово «народ», но знание народа от этого не прибавится ни на грош» — так же можно тысячу раз твердить детям, что необходимо читать, но желание читать от этого не вырастет ни на грамм. А вместе с контекстуальным чтением приходит вкус к внутреннему размышлению о деталях текста, да и коллективное чтение с обсуждением этих деталей просто помогает всем, о чём ребята потом с удовольствием говорят (вот дома самому текст показался полной ерундой, а после чтения в классе – совсем иным).

7. Вернемся к театральной … вешалке, или об актерском и режиссерском чтении

 

Сколько авторов у текста? Столько, сколько его прочтений. Я с некоторыми любимыми стихотворениями иногда провожу в классе эксперимент: читаю, к примеру, «Памятник» Пушкина так, как это записано в старых фонохресоматиях (В.И. Качаловым) — мощно и самоуверенно; а потом так, как мне хочется сейчас, в своем возрасте, со своим багажом знаний и чувств о Пушкине, усталом, задерганном бытом, безденежьем и непониманием, и все-таки уверенном в своем бессмертии — тихо и без надрыва.

И ребята, как правило, соглашаются с моим чтением. Не потому, что я талантливее Качалова, а потому, что я ближе к ним; я – здесь и сейчас, и какие-никакие актерские способности моим учительством уже тоже выработаны. Но главное – они видят возможность индивидуального, собственного прочтения, соавторства. И каждый из них, особенно в 5-7 классе, с громадным удовольствием примеряет на себя актерство, читая наизусть стихи, а мы обсуждаем эти разнообразные авторские чтения и то, какие чувства удалось выразить артистам, и таким образом глубже анализируем художественную ткань поэзии.

И ребята – самые разные, отнюдь не отличники только, с удовольствием участвуют в театральных постановках (мои ученики уже трижды побеждали в краевом конкурсе имени В.М. Шукшина в номинации «театральные миниатюры», представляя в 10-тиминутных театрализациях рассказы «Срезал», «Микроскоп» и «Чудик»). Это учащиеся 6, 7, 8 класса, повторюсь, далеко не все успешные в чтении. Но ведь для участия в спектакле им нужно было как минимум прочитать то, что будет изучаться только в 11 классе, и делали они это с удовольствием и в гораздо большем объеме, чем обычно нужно для урока, помогая выбрать подходящие для постановки рассказы.

Кроме того, изучая художественную литературу, мы очень много выиграем, если будем создавать сами уроки литературы по законам искусства: режиссерски выстраивая сюжет урока с проблемной фабулой, подводя учеников к кульминации открытия и сопряженного с ним катарсиса… Конечно, это безумно трудно, невозможно на каждом уроке, но, согласитесь, ощущать это катарсическое очищение вместе с детьми, когда они плачут, слушая финал «Муму», или замирают, пораженные фантастической уверенностью юной Цветаевой в жизненной силе ее стихов («…стихам моим, как драгоценным винам…»), или вдруг оторопело осознают, что одно стихотворение Ахматовой оказывается равным целому тому «Войны и мира» — не это ли высшее счастье учителя?..

Подведем итоги

Итак, приемы и технологии, помогающие через работу с текстом вдохновить учащихся на чтение художественной литературы:

  • создание вдохновляющей среды;
  • музыка рядом с литературой;
  • художественные тексты на уроках русского языка;
  • контекстуальное чтение и проблемно-поисковая деятельность;
  • актерское чтение и режиссерская театрализация;
  • свобода эссе при личностном подходе;
  • организация самого урока как произведения искусства.

    [mailerlite_form form_id=4]

Кнут и пряник больше не работают. Как повлиять на внутреннюю мотивацию учеников

Прямой диалог

Внутренняя мотивация приносит больший эффект в обучении детей, чем внешние «кнут и пряник». Предлагаем вам семь стратегий самоубеждения, которые приведут ваших учеников к успеху.

knut-i-pryanik-bolshe-ne-rabotayut-kak-povliyat-na-vnutrennyuyu-motivatsiyu-uchenikov

«Голодная Лиса пробралась в сад и на высокой ветке увидела сочную гроздь винограда. «Этого-то мне и надобно!» — воскликнула она, разбежалась и прыгнула один раз, другой, третий… но всё бесполезно — до винограда никак не добраться. «Ах, так я и знала, зелен он ещё!» — фыркнула Лиса себе в оправдание и заспешила прочь», – говорится в басне «Лиса и виноград» Эзопа.

Считается, что нашими действиями руководят наши убеждения. В жизни часто бывает совсем наоборот.

Люди, подобно лисе из басни Эзопа, оправдываются перед собой за свои действия. Это помогает им снять ответственность с себя за ошибку или объяснить, почему в ситуации они поступили именно так. Учителям стоит взять это на заметку: надо создавать ученику такие ситуации, в которых они могут убедить себя, что в основе их поведения была собственная внутренняя мотивация.

Наказание, награда и обязательство

Большинство учителей проводит в классах политику кнута и пряника. Пряники включают в себя хорошее отношение и оценки, поддержку со стороны учителя и другие награды, которые во власти учителя. Кнут – это наказания: задержка после уроков, отстранение или запрет на посещение кружков. Учителя и администрация полагают, что этих мер достаточно, чтобы контролировать успехи учеников. Однако самоубеждение приносит больше пользы и имеет более длительный эффект, чем устаревший «кнут и пряник». Главное, помочь ученикам убедиться в правильности своих действий.

Цель самоубеждения – создать когнитивный диссонанс в сознании ученика: ситуацию, когда в разуме ученика верными оказываются противоположные утверждения. Например, «я хороший человек, но я соврал». Это создает дискомфорт, избавится от которого и поможет оправдание действия: например, «учитель заставил меня солгать».

Наказание

Джонатан Фридман в 1965 году провел исследование, в котором предложил дошкольникам воздержаться от игры с «запретной игрушкой». Он поделил детей на две группы: первой было запрещено трогать игрушку под страхом наказания, второй сказали, что играть с этой игрушкой будет неправильно. Затем детей оставили в помещении наедине с ней, никто не притронулся к игрушке. После эксперимента Фридман опросил детей: оказалось, что дети из первой группы хотели поиграть с игрушкой, детям из второй она стала менее интересной.

Через несколько недель Фридман вновь посетил детей. Он вызывал их к себе по очереди и предлагал пройти тест по рисованию. Пока он рассматривал рисунки, детям позволялось поиграть с любой из игрушек в комнате. 77% детей из первой группы исследования выбрали «запретную игрушку», во второй группе таких детей было только 33%. Дети из второй группы должны были объяснить свой выбор, ведь их не ждало наказание. Они убедили себя, что эта игрушка не очень интересна.

Также добавим, что недавние исследования показали, что страх оценки перед экзаменом снижает результаты учеников.

Награда

Хорошие оценки мотивируют детей, но лишь на недолгое время. Ученые из Стэнфорда обнаружили, что дети, которым предложили награду, работают быстрее, однако вряд ли возьмутся за решение таких задач позднее без вознаграждения.

Обязательство

Цель обязательств – чтобы ученик совершил действие, но при этом воспринимал его как собственное решение. Роберт Чалдини писал в книге «Психология влияния»: «Коль скоро мы сделали выбор или заняли определенную позицию, мы будем стремиться вести себя в соответствии с принятыми на себя обязательствами и стараться оправдать ранее принятое решение».

Наказание и награды могут иметь значение при определенных обстоятельствах, но на эти методы нельзя положиться, если мы хотим, чтобы ученики успешно справлялись с вызовами. Чтобы этого достичь, нам надо внедрить модель самоубеждения в классе.

7 примеров самоубеждения

  1. Две линии
    Перед началом урока нарисуйте (или обозначьте другим способом) две линии в классе: назовите одну «Готов учиться», другую – «Пришел мешать учителю». Предложите ученикам выбрать свою линию и встать на ней.
  2. Вопросы со шкалой
    Спросите учеников: «По шкале от одного до десяти, насколько вы готовы…?»
    Затем добавьте: «Почему вы выбрали не единицу?»
    Например, «По шкале от одного до десяти, насколько полно вы выполните домашнюю работу сегодня вечером?» Следующий вопрос убедит учеников выполнить домашнее задание до конца.
  3. Список целей
    Составьте список в начале урока с задачами на текущий день, а в конце урока пусть ученики сверят, насколько они выполняют свои обязательства.
  4. Пусть ученики создадут правила
    Позвольте детям самим составить список правил класса. Нарушение этих правил создаст у них когнитивный диссонанс (они ведь сами их приняли!).
  5. Публичные цели
    Когда ученики публично озвучивают свои цели, цели становятся измеримыми не только для них, но и для всего класса. Никому не хочется показаться лицемером. Поэтому ученик убедит себя достигнуть цели, иначе он почувствует стыд.
  6. Напоминайте о целях вопросами
    Если постоянно напоминать ученику, что он должен делать, это вызовет в нем психологическую реакцию отторжения, он воспримет эти вопросы как нарушение его свободы действий. Однако, если спросить ученика, что он будет делать, это создаст у него ощущение свободы выбора. Такое ощущение – самая убедительная на свете вещь.
  7. Карточки с обязательствами
    Благодаря таким карточкам футбольная команда старшей школы Де Ла Салле стала рекордсменом по самой долгой серии побед. Каждую неделю они делали карточки с обязательствами и несли ответственность друг перед другом.

Добавлю в заключение, что самоубеждение требует терпения и критического мышления. Но когда в мае соседний класс будет лишен мотивации после пряников и кнутов, ваш класс будет тянуться к новым знаниям и открытиям.


[mailerlite_form form_id=4]

О прошлогодних ОГЭ и социальном статусе учителя

Прямой диалог

Эксперт Дарья Иванова — о том, какое отношение к учителю порождают современные перемены в образовании.

Педагогов приглашают на зимнюю распродажу в "Моем университете"!

Прошедшей весной мы выражали «сочувствие» министру Кравцову по поводу срыва «оценочных процедур» (ЕГЭ, ОГЭ и ВПР), имея в виду, что хоть в чём-то коронавирус пошёл во благо. Однако надзиратели отыграли всё утраченное. ЕГЭ состоялись в июле-августе (в формате вступительных экзаменов в вуз), совсем недавно завершилось безумие перенесённых ВПР.

Казалось бы, выпускные ОГЭ за 9 класс 2020 года похоронены безвозвратно (напомним, что аттестаты за курс основной школы выдавали в прошлом учебном году без этих экзаменов). Но для Минпроса, как выяснилось, и тут нет проблем. В регионы было спущено указание, и на местах явились приказы о проведении в 10-х классах «диагностических работ», причём строго в формате ОГЭ: два обязательных «экзамена» (математика и русский язык) и два по выбору. (Для справки приводим образец такого приказа по Челябинской области). Проверять эти работы обязали экспертов ОГЭ (без оплаты, разумеется).

Школа проглотила эту дополнительную пилюлю молча, широких протестов не было. И никаких разъяснений (зачем всё это делается?) Кравцов и Музаев не давали. А ведь тут вопросов даже больше, чем с ВПР.

Предположим, напишет школьник пропущенные выпускные ОГЭ на «два», и что, у него аттестат отнимут? Разумеется, нет. Потому нет и мотивации стремиться к высоким баллам на этих прошлогодних «экзаменах». Как следствие, нередки случаи, когда ученики рисуют большую букву «Х» в бланке ответов и через пять минут сдают работу.

А вот для учителя и школы ситуация иная. Все «итоги диагностики» пойдут в базу данных, и по ним будут оценивать «качество образования» в конкретной школе и работу конкретного учителя. А потом принимать «управленческие решения».

До сих пор все «проверочные работы» были направлены, в первую очередь, на проверку знаний учащихся. А вот нынешняя «диагностика» (осенние ВПР и эти «ОГЭ») детям «по барабану». Тут проверяют исключительно учителей. И педагогам остаётся только увещевать своих воспитанников «постараться ради родной школы».

А это крайне унизительная позиция. И в такие рамки учителя ставит министерство.

Здесь мы видим ещё одно проявление генеральной линии на обнуление социального статуса педагога. Мы уже отмечали, что поздравляя учителей с профессиональным праздником, гарант заявил: «Во все времена к учителям в нашей стране относились с особым почтением и уважением».

Подобные высказывания звучат сегодня как прямое издевательство. Спичрайтеры, вложившие эти слова в уста президента, напрочь лишены ума и совести. Небывало низкий престиж учительской профессии стал прямым следствием государственной образовательной политики и системы общественных отношений, которую выстраивали на протяжении последних десятилетий. Учитель низведён на положение обслуги, лакея. Сейчас кругом твердят о возврате школе воспитательной функции.

Но кого может воспитать лакей? Только такого же лакея. Очевидно, что это и требуется нынешней «элите», ибо там уверены, что «ум у них есть свой».

В отношении к учителю — вся суть перестройки системы образования. В своём «новом качестве» она должна лишь имитировать обучение и формировать обслугу, а не человека-творца. В этой ситуации абсолютно неверно назначать учителей крайними и предъявлять к ним все претензии. Каков социальный статус педагога, таким неизбежно и будет учитель. Все иные рано или поздно покинут профессию. Здесь неразрывная связь, и для решения проблемы надо ломать всю систему отношения власти к нашей школе.

А тем временем в образовательной политике обозначился новый тренд. Социальное унижение педагогов привело к тотальному дефициту учительских кадров, что породило проблемы для власти (конституционного уровня, см. здесь). Но тут «вовремя» пришёл коронавирус, и появилась возможность форсированного внедрения дистанционного «образования» (вместо учителя). А это значит, что формировать народ с психологией обслуги можно будет не через посредство педагогов (которых ещё надо опустить на уровень лакея), а напрямую, через контент «дистанционной школы».

Сегодня мы должны жёстко требовать от власти, чтобы в каждой школе был учитель. По каждому предмету. И всеми силами поддерживать хороших педагогов. Родительская поддержка важна сейчас как никогда. Кроме нас, настоящим учителям опереться не на кого.

Еще больше интересных статей об образовании вы можете найти в паблике «За возрождение образования»

Смешанное обучение станет нормой жизни?

Прямой диалог

Врач-эпидемиолог — о том, к чему может привести систему образования пандемия коронавируса.

Смешанное обучение станет нормой жизни?

Каникулы, объявленные Сергеем Собяниным, которые многие подвергли критике как несвоевременные, все же позволили школам подготовиться к новому формату обучения, а обществу адаптироваться к новой ситуации. Постепенно сознание людей перестраивается на новый лад, и они думают, как им включиться в этот процесс.

То, что происходит в Москве, можно назвать «естественным экспериментом». Этой осенью, как и весной, столица первая испытала на себе подъем пандемии, в регионах эти процессы пока разворачиваются медленнее.

Но в связи с ухудшающейся ситуацией не исключено, что регионам придется последовать примеру Москвы, опыт которой в организации смешанного обучения послужит примером, ориентиром, эталоном для остальных.

Возможно, даже после окончания пандемии формат смешанного обучения станет нормой нашей жизни. Поэтому, думаю, власти Москвы приняли очень рациональное решение, введя такую форму смешанного обучения.

Младшим школьникам необходим контроль со стороны учителя, и болеют они реже, и для них очный режим обучения оптимален.

Подростки и старшеклассники болеют чаще и, следовательно, являются потенциальными разносчиками заболевания, им можно учиться дистанционно.

Автор — Людмила Кузнецова, врач гигенист-эпидемиолог, к.м.н.

Источник: Вести образования

История об отметках и мотивации

Прямой диалог

Педагог Игорь Олин рассказывает об интересном случае из своей жизни.

История об отметках и мотивации

У меня плохая память на лица и имена. Из меня никогда бы не вышел Наполеон, который знал несколько тысяч своих офицеров и солдат. Кажется, его звали Анатолий Петрович. Да, его звали Анатолий Петрович. Он преподавал в институте отечественную историю. Думаю, был очень хороший лектор. Нашему курсу нравился. Но я ему благодарен не столько за учёбу, сколько за один с виду незначительный эпизод, выводы из которого стали одним из краеугольных камней моей будущей педагогической деятельности.

В жизни всякого человека бывают периоды горения, подъёма, вдохновения, которые рано или поздно заканчиваются если не ударами судьбы, то давлением неприятных обстоятельств. Наступает кризис, когда мир представляется особенно несправедливым.

Первый курс исторического факультета я окончил на одни пятёрки. Занимался с огромным удовольствием. Живя в пригороде, в шесть утра вставал на первый автобус и в предвкушении новых открытий и впечатлений ехал на занятия.

Зимняя экзаменационная сессия на втором курсе продолжалась также успешно. До тех пор, пока я не пришёл в отдельно стоящий где-то за «гагаринским» парком корпус сдавать последний предмет – медицину. Впрочем, ничто не предвещало неудачи. Теоретический материал я помнил почти наизусть. О разных болезнях читал взахлёб, даже приобрёл медицинскую энциклопедию. Экзаменовали нас двое, мужчина и женщина.

Для ускорения процесса они делили меж собой обязанности, и я оттарабанил ответ по билету женщине, которая протянула зачётную книжку коллеге со словами: «Ну, это отличник!». Тот вдруг недобро на меня посмотрел и спросил: «Ах, отличник? А что ж тогда многие занятия пропускал?».

Действительно, приходилось пропускать. Пары по медицине зачастую ставили поздно, вынося за общую сетку расписания. У меня уходил последний автобус, и я был вынужден покидать аудиторию минут за сорок до звонка и бежать на остановку им. Герцена. Преподаватель-врач потребовал провести искусственное дыхание на специальном манекене и наложить повязку на руку. Я понимаю, что, скорее всего, он был прав, констатировав, что то и другое я делаю плохо, но «тройка» за экзамен морально подкосила меня. Она была до крайности обидной, я же всегда учился хорошо. От злости даже нацарапал на стене оскорбление в адрес экзаменатора. Эта оценка, конечно, не была единственным фактором, но внутренний запал исчез, и следующую сессию я уже учился «шаляй-валяй».

С таким настроением пришёл на экзамен к Анатолию Петровичу. Его строгости многие побаивались. Чтобы получить удовлетворительную отметку, готовиться мне не было нужды – основное содержание вполне усваивалось с лекций и семинаров.

«Вы же не прочли ни одной статьи из рекомендованных…», – с укоризной взглянул он на меня (наличие конспектов было обязательно для получения более высокой отметки). – «Вам не нравится здесь учиться?».

Вопрос, я почувствовал, был задан искренне, не для проформы, с каким-то любопытством. На занятиях он не раз обращался к студентам с призывом как можно больше читать и делать выписки. Сам приносил толстые папки с исписанными листочками, приговаривая: «Начнёте работать, некогда будет посвящать много времени чтению». И я ответил, что не нравится.

Он долго недоуменно смотрел на меня. Потом поднялся с места и стал ходить взад-вперёд: «Почему?!». Я рассказал, что вообще-то очень люблю читать и предполагал, что на факультете наряду с историей будет филологический уклон. В то время я был увлечён Солженицыным, со страстью впитав «Архипелаг ГУЛАГ», «Один день Ивана Денисовича», «В круге первом» и приступив к «Красному колесу». Мы обменялись мнениями о Нержине, эпохе. Неожиданно Анатолий Петрович произнёс: «Знаете, мне бы хотелось поставить вам «отлично», но если вы пообещаете прочесть хотя бы одну статью из моего списка». Я пообещал. И прочёл потом, конечно. И не одну. На госэкзамен по отечественной истории спустя несколько лет я шёл уверенно и горжусь «пятёркой» в дипломе.

На странице кафедры истории и политических наук опорного университета сейчас значится: «Многие традиции кафедры были заложены талантливыми преподавателями и учеными…». Среди перечисленных имён есть и его имя – А.П. Бородин.

Источник: Facebookk

Система детствосбережения в Российской Федерации

Прямой диалог

В последнее десятилетие обеспечение благополучного и защищенного детства стало одним из основных национальных приоритетов России.

Система детствосбережения в Российской Федерации

Согласно Всеобщей декларации прав человека дети имеют право на особую заботу и помощь. Конституция Российской Федерации гарантирует государственную поддержку семьи, материнства и детства. Подписав Конвенцию о правах ребенка и иные международные акты в сфере обеспечения прав детей, Российская Федерация выразила приверженность участию в усилиях мирового сообщества по формированию среды, комфортной и доброжелательной для жизни детей.

В Российской Федерации Национальный план действий в интересах детей был принят в 1995 году и рассчитан на период до 2000 года. В рамках очередного этапа социально-экономического развития страны актуальным является разработка и принятие нового документа — Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы (далее — Национальная стратегия).

Главная цель Национальной стратегии — определить основные направления и задачи государственной политики в интересах детей и ключевые механизмы ее реализации, базирующиеся на общепризнанных принципах и нормах международного права.

В последнее десятилетие обеспечение благополучного и защищенного детства стало одним из основных национальных приоритетов России. В посланиях Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации ставились задачи по разработке современной и эффективной государственной политики в области детства. Проблемы детства и пути их решения нашли свое отражение в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года.

Инструментом практического решения многих вопросов в сфере детства стала реализация приоритетных национальных проектов «Здоровье» и «Образование», федеральных целевых программ. Принят ряд важнейших законодательных актов, направленных на предупреждение наиболее серьезных угроз осуществлению прав детей. Созданы новые государственные и общественные институты: учреждена должность Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка, в ряде субъектов Российской Федерации создан институт уполномоченного по правам ребенка, учрежден Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Увеличился объем финансирования социальных расходов из федерального бюджета и бюджетов субъектов Российской Федерации, приняты новые меры социальной поддержки семей с детьми. Впервые в России проведена широкомасштабная общенациональная информационная кампания по противодействию жестокому обращению с детьми, введен в практику единый номер телефона доверия.

Развитие высоких технологий, открытость страны мировому сообществу привели к незащищенности детей от противоправного контента в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» (далее — сеть «Интернет»), усугубили проблемы, связанные с торговлей детьми, детской порнографией и проституцией. По сведениям МВД России, число сайтов, содержащих материалы с детской порнографией, увеличилось почти на треть, а количество самих интернет-материалов — в 25 раз. Значительное число сайтов, посвященных суицидам, доступно подросткам в любое время.

Масштабы и острота существующих проблем в сфере детства, возникающие новые вызовы, интересы будущего страны и ее безопасности настоятельно требуют от органов государственной власти Российской Федерации, органов местного самоуправления, гражданского общества принятия неотложных мер для улучшения положения детей и их защиты.

Недостаточная эффективность имеющихся механизмов обеспечения и защиты прав и интересов детей, неисполнение международных стандартов в области прав ребенка. Высокий риск бедности при рождении детей, особенно в многодетных и неполных семьях. Распространенность семейного неблагополучия, жестокого обращения с детьми и всех форм насилия в отношении детей. Неравенство между субъектами Российской Федерации в отношении объема и качества доступных услуг для детей и их семей. Социальная исключенность уязвимых категорий детей (дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, дети-инвалиды и дети, находящиеся в социально опасном положении). Нарастание новых рисков, связанных с распространением информации, представляющей опасность для детей. Трансформация института семьи сопровождается высоким уровнем социального неблагополучия в семьях, что сопряжено с пьянством и алкоголизмом, наркозависимостью, деградацией семейных и социальных ценностей, социальным сиротством. Недопустимо широко распространены жестокое обращение с детьми, включая физическое, эмоциональное, сексуальное насилие в отношении детей, пренебрежение их основными потребностями. Повышение доступности и качества социальных услуг для семей с детьми, основанных на международных стандартах прав ребенка и Рекомендациях Комитета министров Совета Европы о правах детей и социальных услугах, дружественных к детям и семьям. Обеспечение для всех детей безопасного и комфортного семейного окружения, в условиях которого соблюдаются права ребенка и исключены любые формы жестокого обращения с ним.

Обеспечение профилактики семейного неблагополучия, основанной на его раннем выявлении, индивидуализированной адекватной помощи семье, находящейся в трудной жизненной ситуации, оказываемой на межведомственной основе, приоритете воспитания ребенка в родной семье. Разработка и принятие федерального закона, определяющего основы государственной семейной политики. Разработка и утверждение стандартов минимальных гарантий доступа к доходам и социальным услугам, определяющих основные показатели качества жизни детей, включая минимальный гарантированный доход, гарантированное социальное жилье, семейный отдых и качество питания.

Проведение мониторинга законодательства Российской Федерации в сфере защиты детства, в том числе уточнение и упорядочение правового содержания понятий «дети, находящиеся в трудной жизненной ситуации», «дети и семьи, находящиеся в социально опасном положении», «дети, нуждающиеся в помощи государства», «дети, оставшиеся без попечения родителей», «жестокое обращение с ребенком». Оптимизация полномочий государственных органов по защите прав детей, нормативное закрепление порядка межведомственного взаимодействия по предотвращению семейного неблагополучия, социального сиротства, защите прав и законных интересов детей.

Содействие реализации в субъектах Российской Федерации глобальной инициативы Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) «Города, доброжелательные к детям».

Создание и распространение информации о правах ребенка, адаптированной для детей, родителей, учителей, специалистов, работающих с детьми и в интересах детей, через средства массовой информации, сеть «Интернет», организации и учреждения для детей. Модернизация государственного статистического наблюдения в сфере защиты семьи, материнства и детства. Формирование системы мониторинга и статистического учета для оценки эффективности семейной и социальной политики в сфере материнства и детства.

Общероссийская система оценки качества образования строится на принципах охвата всех ступеней общего образования процедурами оценки качества образования, участия в построении этой системы (в части, касающейся общего образования) органов управления образованием всех уровней (федеральных, региональных и муниципальных) и непосредственно образовательных учреждений. Обеспечение доступности качественного дошкольного образования, расширение вариативности его форм. Обеспечение условий для выявления и развития талантливых детей и детей со скрытой одаренностью независимо от сферы одаренности, места жительства и социально-имущественного положения их семей. Формирование новой общественно-государственной системы воспитания детей, обеспечивающей их социализацию, высокий уровень гражданственности, патриотичности, толерантности, законопослушное поведение. Развитие системы дополнительных образовательных услуг на бесплатной основе, инфраструктуры творческого развития и воспитания детей. Государственная поддержка развития детских библиотек, литературы, кино и телевидения для детей. Организация профилактики межэтнической, межконфессиональной и социально-имущественной напряженности в образовательной среде в соответствии с современными вызовами.

Автор — Е.С. Шаповалова


[mailerlite_form form_id=4]