Моббинг в школе. Сценарий беседы с учениками

Прямой диалог

В преддверии Дня защиты детей мы решили обратить внимание наших читателей на проблему моббинга — травли учеников в школе. Поднимая эту тему, нельзя не сказать об одной из лучшей книг, посвященных этому вопросу, — «Как остановить травлю в школе. Психология моббинга» норвежского исследователя Эрлинга Руланна.

В приведенной нами ниже в сокращении главы “Вмешательство” автор предлагает сценарии бесед с жертвой моббинга и ее преследователями. Уверены в том, что предложенные советы окажутся полезными.

Чем отличается моббинг от буллинга? Мы используем слово моббинг (от слова mob — толпа), когда речь идет о травле со стороны коллектива. Буллинг — это травля со стороны одного человека «булли» (bully — задира).


ВМЕШАТЕЛЬСТВО

Вмешательство — это действия, которые предпринимают­ся при выявлении моббинга. Они важны по двум основным причинам. Первая очевидна — необходимо решить актуаль­ную проблему. Вторая заключается в том, что эффективное вмешательство в конкретную ситуацию оказывает сильное профилактическое воздействие на атмосферу в школе в целом. Информация в школьной среде распространяется быстро.

Вмешательство может происходить на месте происшествия (это предполагает, что в этот момент за происходящим ведется наблюдение) или же позже.

Жертва

Необходимо поговорить с тем, кто подвергается травле, перед началом работы с преследователями. Это нужно сделать прежде всего потому, что ученик  начнет волноваться, если не будет точно знать, что происходит. Другая причина в том, что разговор с жертвой дает полезную информацию.моббинг-1

Беседа должна проводиться деликатнои тактично. Для разговора необходимо выбрать отдельное помещение, куда никто не сможет войти, и время, когда другие учащиеся не обратят внимания на отсутствие этого ученика.

Учителю следует начать беседу с констатации того факта, что ученик подвергается травле, и сообщить, что учитель и школа этого не приемлют. Это лучше, чем ходить вокруг да около. Если учитель задает вопросы: “Как у тебя дела в школе?” или “Все ли у тебя в порядке?”, ученик может закрыться, сказать, что у него все хорошо. Жертва может бояться последствий того, что обо всем стало известно, или стыдиться ситуации.

Эти рекомендации актуальны в том случае, если учитель уже составил четкое мнение о происходящем (а это следует сделать перед началом беседы). Если окажется, что ученик действительно давно подвергается моббингу, это будет означать, что учитель не зря потратил время на то, чтобы собрать информацию. Конечно, предположение может оказаться ошибочным — тогда это выяснится после разговора с учеником. Если беседа начинается с того, что учитель констатирует факт травли и выказывает однозначную поддержку, то ученик, как правило, расслабляется и становится более открытым.

Однако не следует давить на него и вытягивать информацию. Лучше осторожно спросить о том, хочет ли он что-нибудь рас­сказать. Бывает, что ученик рассказывает, а бывает, что нет.

После этого необходимо заверить ученика, что его проинформируют о том, что будет предпринято. Это важно, по­скольку он наверняка будет нервничать по поводу того, как развивается ситуация. Однако не следует говорить ученику, что с ним будет согласовываться каждый предпринимаемый шаг. Иногда необходимо принимать решения, которым он может воспротивиться.

Кроме того, надо дать ему понять, что ситуация находится под контролем, договорившись с ним о следующей беседе, которую следует провести через неделю или раньше. Нужно назначить день, время и место ее проведения.

Иногда можно попросить ученика подготовиться к следу­ющей встрече с учителем, чтобы он смог рассказать о произо­шедшем с ним подробнее. Так обозначается тема следующей беседы; кроме того, это помогает ученику лучше осознать происходящее.

Следует еще раз сказать о том, что школа не потерпит моббинг и что родители ученика будут проинформированы незамедлительно. Последнее делается в подавляющем боль­шинстве случаев, если родители еще не в курсе событий. Конечно, могут быть исключения, правда, лишь тогда, когда отношения в семье ученика неблагополучны.

Обычно учитель проводит еще одну беседу с жертвой моббинга до разговора с преследователями. Во время второй беседы жертва часто охотнее идет на контакт. Вообще, чтобы создать основу доверия для дальнейшей работы, лучше про­вести две-три беседы с жертвой. В беседе, предшествующей разговору с преследователями, учителю необходимо проинформировать жертву моббинга о том, когда этот разговор состоится.

Желательно это сделать незадолго до разговора, чтобы избежать нервозности, которая может возникнуть у жертвы в связи с этим знанием. Нужно также напомнить жертве о том, чтобы она не рассказывала преследователям или другим ученикам о предстоящем разговоре. Это очень важ­но, поскольку некоторые жертвы думают, что могут купить расположение преследователей тем, что раскроют им планы.

Контакт с жертвой должен сохраняться и во время работы с преследователями: необходимо беседовать с учеником, ин­формировать и поддерживать его.

Преследователи

Если в моббинге участвуют несколько человек (что проис­ходит в большинстве случаев), очень важно проводить первый разговор не сразу со всеми, а с каждым в отдельности. Группа дает защиту. Уровень серьезности и степень воздействия со­всем иные, когда ученик находится один на один с учителем. Проводить беседы с преследователями надо одну за другой, чтобы у них не было возможности общаться друг с другом. Индивидуальная беседа должна быть короткой, пяти минут вполне достаточно. Затем проводится общая беседа. Она может занять около 10 минут. Все это происходит в течение одного урока — нужно договориться с учителями, в классах которых находятся учащиеся, о том, чтобы забрать учеников.

моббинг-5

Можно действовать следующим образом. Учитель, кото­рый ведет урок, просит первого из учеников пойти в один из кабинетов, потому что классный руководитель хочет с ним побеседовать (не следует говорить, о чем). Или же классный руководитель может забрать ученика с урока, сказав, что

необходимо побеседовать (не уточняя, о чем). Этот способ де­лает проводимые мероприятия более зримыми для остальных учащихся. Начать разговор можно так:

— Ты знаешь, о чем я хочу поговорить с тобой, Кеннет?

Это хорошее начало, поскольку ученик получает сигнал о том, что разговор важный, и слышит свое имя. Возможно, он поймет, о чем пойдет речь, и это неплохо.

Вероятнее всего, ученик ответит, что не знает, о чем речь. Тогда учитель продолжит:

— Кеннет, я уверен в том, что ты травишь Мари, и знаю, что это продолжается уже довольно долго.

Эти слова должны быть произнесены твердо, но не враж­дебно, при этом учитель должен поддерживать зрительный контакт с учеником. Твердость учитель должен сохранять на протяжении всего разговора, а зрительный контакт не терять ни когда слушает ученика, ни когда говорит сам. Заметим: учитель занял однозначную позицию, конста­тируя, что совершается моббинг и что Кеннет участвует в нем.

Более привычный, но ошибочный ход — спросить ученика о том, известно ли ему что-нибудь, принимает ли он сам в этом участие и т. п., рассчитывая получить при­знание. Действуя так, учитель сам себя загоняет в ситу­ацию, в которой ему придется защищаться, и становится зависимым от ответа ученика, который скорее всего будет отрицательным.

Итак, после того как учитель констатировал факт моббинга, он делает небольшую паузу, чтобы ученик имел воз­можность осознать сказанное.

— Тебе есть что сказать, Кеннет?

Этот вопрос дает ученику возможность высказаться. Не­которые преследователи в ответ признаются в моббинге (хо­роший вариант). Но обычно этого не происходит. Скорее всего ученик попытается выкрутиться, отрицая все, утверждая, что ни о чем не знает, или сказав, что жертва “сама во всем виновата”.

Очень важно, чтобы учитель не дал себя втянуть в дис­куссию или препирательства. В этом случае можно будет считать, что дело проиграно. Вместо этого учителю следует, спокойно глядя на ученика, подождать, пока он закончит говорить. Обычно на это не требуется много времени, если учитель не отвечает.

— Мне известно, Кеннет, что ты давно травишь Мари. Мы знаем точно, поскольку многие учителя это видели. Дирек­тор тоже об этом знает. Больше это повторяться не должно, Кеннет. Я уверен, что ты это понимаешь.

Учитель сообщает об источнике сведений («многие учителя). То, что директор также поставлен в известность, подчеркивает серьезность дела. Однако тон обращения к ученику не должен быть враждебным, он должен быть скорее озабоченным.

— Я уверен, что ты все понимаешь, Кеннет. Это так?

Можно достать блокнот и сделать какие-нибудь заметки, а за­тем продолжить (это не обязательно, но зачастую очень полезно).

— Теперь я задам тебе важный вопрос, Кеннет. Надеюсь, ты выслушаешь меня внимательно. Я спрашиваю тебя об этом потому, что нам всегда удавалось найти общий язык. Вопрос серьезный: подумай, видел ли ты, чтобы ученики из других классов плохо обходились с Мари? Тебе не надо на­зывать имен. Все, что мне нужно знать, — сможешь ли ты этому помешать, если это произойдет?

Это может показаться довольно неожиданным, но обычно преследователю есть что рассказать. Возможно, это происхо­дит потому, что ученик, чувствуя сильное давление, предпо­читает сотрудничать с учителем.

— Хорошо, Кеннет. Я понял, что впредь ты не будешь травить Мари и не потерпишь, если это будут делать другие. Учитель записывает.

— Теперь мы вернемся в класс.

Между ними теперь, вероятно, установился достаточно непринужденный тон, но учитель по пути обратно в класс должен держаться нейтрально.

Учитель заходит в класс вместе с Кеннетом, ждет, пока тот займет свое место, и вызывает на беседу второго пре­следователя. Процедура повторяется и с этим учеником, и с третьим преследователем. Когда последняя беседа проведена, учитель просит ученика остаться в помещении, где она проходила, возвращается в класс и забирает оттуда первых двоих учеников. По-прежнему держась нейтрально, учитель идет вместе с ними обратно.

Таким образом, согласно процедуре, следует сначала ука­зать на факт моббинга каждому отдельному преследователю и по возможности создать платформу для сотрудничества. Сразу вслед за этим, пока преследователи не пообщались друг с другом, проводится общая беседа.

Общая беседа с преследователями

Во время общей беседы с преследователями учитель руко­водит ими, направляет, когда они общаются друг с другом, и закрепляет обязательства между ними.

моббинг-3

Прежде всего важно, чтобы учитель коротко подвел итоги каждой отдельной беседы, поскольку в этот момент ученики не уверены друг в друге. Если это не будет сделано, преследова­тели могут начать противиться разговору, потому что каждый из них думает, что двое других ждут от него именно этого. Поэтому учителю, заглядывая в свои записи, следует корот­ко изложить содержание каждой беседы, и если при этом он скажет о том, что преследователь был готов к сотрудничеству, то это окажет позитивное воздействие. Именно поэтому стоит конструктивно завершать каждую индивидуальную беседу.

К примеру, если Кеннет сказал, что он попробует помешать травле Мари, то учителю целесообразно озвучить это в своем изложении содержания беседы.

Важно, чтобы вы сами перестали травить Мари. Учитель устанавливает зрительный контакт с каждым учеником и говорит спокойно и уверенно:

Будет здорово, если вы поможете Мари, если другие ученики попытаются ее травить. Договорились?

Учитель смотрит на каждого из учеников, ждет ответа и делает заметки.

— Хорошо. Я думаю, что вы с этим справитесь, и буду внимательно следить за ситуацией. Я расскажу директору и другим учителям о нашей беседе и договоренности.

Учитель продолжает:

— Согласно закону об образовании ваши родители долж­ны быть оповещены о таком серьезном разговоре, и сегодня я свяжусь с ними. Я расскажу им о том, что произошло, и о нашей договоренности. Я хочу еще раз встретиться с вами через четыре дня, в пятницу на пятом уроке, здесь же, и спросить каждого из вас о  том, как обстоят дела. Вы можете приходить прямо сюда. Я предупрежу об этом учителя. В дальнейшем мы будем еще не раз встречаться, чтобы все шло так, как следует. Теперь мы вернемся в класс. Учитель заканчивает разговор, но после паузы говорит:

— Да, и еще одно. Я знаю, что вы будете обсуждать этот разговор между собой, и это легко может привести к ошибке. У вас может возникнуть соблазн начать рисоваться друг перед другом и таким образом от всего отмахнуться.

Учитель делает небольшую паузу и спрашивает:

— Как ты думаешь, Кеннет, ты можешь повести себя так?

Подобные вопросы задаются и остальным двоим.

Опыт показывает, что ученики бывают слегка обеску­ражены этим вопросом, поскольку интуитивно понимают, что именно это и может произойти. Поэтому чаще всего они отвечают отрицательно. Если же вопреки ожиданиям один из учеников скажет что-нибудь вроде: «да, это вполне воз­можно», — то учитель может просто сказать, что интересно будет посмотреть, кто сумеет удержаться от соблазна и не дать слабину.

Учителю следует также спросить каждого из учени­ков о том, что они скажут одноклассникам, когда те узнают, что произошло. Это помогает им осознанно подготовиться к этому.

Подход, используемый в конце беседы, называется “предварение” (Roland, 1983). Его не обязательно использовать, завершая разговор, однако этот прием эффективно предотвращает нарушение договоренностей, о которых ведется речь.

После беседы учитель вместе с учениками возвращается в класс. Как уже было сказано, каждая из трех индивидуальных бесед занимает около пяти минут, а общая — около 10 минут; таким образом, все можно сделать в течение одного урока. Важно, чтобы беседы были сжатыми и предельно конкретными.

Во время следующей беседы учитель говорит о том, что разговаривал с родителями учеников, и кратко резюмирует эти беседы. Он спрашивает о том, обсуждали ли ученики эту тему дома, и говорит с ними об этом. В случае, если это уместно, учитель выражает одобрение.

Необходимо, чтобы учитель следил за развитием ситуации.

— И я, и другие учителя, как вам известно, мы все следим за ситуацией. А сейчас мне хотелось 6ы услышать о том, как обстоят дела, от каждого из вас. Я проинформирую учителей и директора о том, что вы мне сейчас скажете. Начинай ты, Кеннет.

Учитель задает вопросы каждому ученику, слушает ответы и делает заметки. Если кто-то из учеников говорит нечто уже известное из других источников, нелишним будет подтвердить его слова.

— Да, я о6 этом знаю, это хорошо.

Не надо подтверждать слова ученика, если неизвестно, говорит ли он правду. В этом случае нужно просто записать то, что он говорит.

При таком способе ведения беседы ученику дают понять, что учитель и школа контролируют ситуацию, и это оказывает на него воздействие.

Учитель заканчивает, резюмируя сказанное учениками, и повторяет, что другие учителя и директор будут проинформированы. Затем назначаются место и время следующей беседы.

— Теперь мы вернемся в класс.

Учитель заходит в класс с учениками и ждет, пока они займут свои места.

Может возникнуть необходимость провести с преследова­телями еще одну общую беседу.

Первая беседа с каждым из преследователей, общая беседа с ними, а также разговор с их родителями в подавляющем боль­шинстве случаев пресекают моббинг. Таким образом, весьма вероятно, что ученики говорят правду, рассказывая о чем-то позитивном во время второй беседы. Однако нельзя знать на­верняка, но когда они замечают, что учитель не склонен просто так уверяться в их словах, эффект воздействия усиливается.

Весьма вероятно, что во время третьей беседы преследо­ватели будут рассказывать о чем-то конструктивном; и если учитель уже будет знать об этом из других источников, он сможет подтвердить сказанное и выразить одобрение.

Встреча преследователей и жертвы

Цель такой встречи — дать сторонам возможность объяс­ниться друг с другом в присутствии учителя. Беседа должна быть основательно подготовлена, и это можно сделать в ходе последних бесед с жертвой и с преследователями.

Важно, чтобы обе стороны знали о цели беседы и были в курсе того, о чем пойдет речь.

моббинг-2

Главное, о чем следует позаботиться, проводя подготовительную работу, — чтобы во время общей беседы никто не бросался обвинениями. Стоит взвесить необходимость обязывать преследователей выражать свои сожаления жертве, поскольку такие извинения не всегда целесообразны.

Общая встреча должна произойти вскоре после последних бесед с преследователями и с жертвой.

Начиная общую беседу, учитель может сперва обратиться к преследователям, глядя на каждого из них.

У нас с вами было три продуктивных разговора, и вы понимаете, что поступали неправильно, когда травили Мари. Мари, как, на твой взгляд, обстоят дела сейчас?

Мари была предупреждена учителем, и, возможно, она скажет, что моббинг прекратился.

Учитель обращается к преследователям:

— Кеннет, как, по-твоему, обстоят дела?

Тот же вопрос задается отдельно каждому из преследователей.

Это хорошо. Я уверен, что теперь все вы лучше чув­ствуете себя в школе! Мари, ты рассказала мне о том, что случилось в четверг. Что произошло?

Это было на физкультуре, я не попала в пустые ворота, и некоторые начали смеяться. Тогда Кеннет сказал, что здесь смеяться не над чем.

Хорошо, Кеннет. Я также знаю от Мари, что вы трое были приветливы и доброжелательны в общении с ней и с другими учениками. Так и должно быть. Я знаю также, что и ты, Мари, неоднократно помогала другим. Пусть так и будет. Я думаю, что все будет нормально, и в дальнейшем я еще буду спрашивать об этом каждого из вас. Вам сообщат, когда состоятся беседы. Я напишу записку, которую получат ваши родители, директор и другие учителя. В ней я сообщу, что мы предприняли и как обстоят дела сейчас. Вы прочтете записку до того, как я ее отправлю. Подумайте о том, что вы скажете своим одноклассникам. Я считаю, что надо сказать, как есть, — мы поговорили обо всем, и теперь у нас с вами есть позитивная договоренность. А вы как считаете?

…Итак, есть ли у кого-нибудь вопросы, или, может быть, кто-нибудь хочет что-то сказать? Тогда вернемся в класс.

Беседа может быть такой, однако учитель должен действо­вать по ситуации. здесь значение имеет возраст учеников и их личностные особенности. Нелишним было бы похвалить учеников, но важно не переборщить. Воздействие оказывает­ся наибольшим, когда учитель объективен и рассудителен и когда он говорит, что будет следить за ситуацией и дальше.

Эта общая встреча обычно проводится после двух-трех бесед с преследователями. Можно также провести ее непо­средственно после первой общей беседы. В этом случае пре­следователи не должны оставаться одни, пока учитель сходит за жертвой. Для этого можно, например, вести беседу с пре­следователями вдвоем с другим взрослым, тогда один из них сходит за жертвой.

Это не самый типичный способ, но в некоторых случаях лучше воспользоваться именно им. Его преимущество в том, что жертва не будет бояться встречи с преследователями без учителя, после того как школа начнет с ними работать в связи с моббингом. Жертва в этом случае, разумеется, должна быть согласна и подготовлена.


Добавить комментарий

Читайте по теме: